Гинтс Грубе: через культуру мы будем говорить об истории

Гинтс Грубе: через культуру мы будем говорить об истории
Kaspars Garda, Rīga 2014
Una Griškeviča
08-04-2013 A+ A-
Одна из самых насыщенных тематических линий программы „Рига-2014” – это „Улица Свободы”, которую курирует Гинтс Грубе. В эту линию входят премьера оперы „Валентина”, посвященная Первой мировой войне выставка „1914”, забег Свободы и открытие Музея судьбоносных вещей в печально известном „угловом доме”. В разговоре с порталом „Рига-2014” Гинтс Грубе напомнил о том, как легко покончили с тяжелым наследием XX века немцы. По его мнению, с помощью программы „Рига-2014” с этой задачей сумеем справиться и мы, поскольку статус культурной столицы позволяет цивилизованным способом, через посредство культурных процессов говорить о судьбах города и людей. В том числе и через художественный фильм „Хроника Мелании”, продюсером которого он является.

Вернуть имена

„Речь здесь не идет об улице Бривибас как конкретной географической оси. Эта улица – нечто большее, чем просто улица. Вот что знаменательно: как только в город приходила новая власть или же Рига была оккупирована, улицу переименовывали, рассчитывая тем самым изменить политическую культуру и систему. Однако сменой названия или закрашиванием таблички с названием одной-единственной улицы этого не изменить!” - говорит Грубе, напоминая, что на протяжении одного лишь XX столетия нынешней улице Бривибас довелось называться Александровским бульваром, Петроградским шоссе, Видземским шоссе, улицей Революции (на одном участке, в 1919 году), Адольф Гитлер штрассе, улицей Ленина, и, наконец, улицей Свободы.

"Власть нагляднейшим образом, каждый раз меняя название главной магистрали города, строила с ним свои отношения. Отсюда вопрос: как при помощи культурных процессов сделать эту среду неанонимной?

Очень многое в нынешней Риге безымянно. Мы не знаем (или, возможно, знают немногие), что фонтан на Эспланаде построен в пятидесятые годы в том месте, где планировалось установить памятник Сталину. Мы воспринимаем этот красивый городской фонтан как нечто, существовавшее в этом месте всегда„, - отмечает Грубе. Неприметно стоит и ”угловой дом„, мы как бы притворяемся, что его не существует... и так обстоит дело со множеством вещей и явлений, которые, по ряду исторических причин, удобнее воспринимать как несуществующие, что вовсе не помогает с ними покончить. ”История – как опасное химическое вещество, которое по ночам преследует кошмарами, а наяву – рассказами, передаваемыми из поколения в поколение, разного рода сложностями, с которыми мы продолжаем бороться на политическом и неполитическом уровне", - говорит куратор.

Дискуссии и провокации

Поэтому данная тематическая линия в известной мере собирается начать эту дискуссию в контексте с общей тематикой force majeure – непреодолимых обстоятельств, в которых люди утрачивают возможность договариваться цивилизованным способом. Со своей стороны, культура - один из самых цивилизованных способов, чтобы говорить и думать об этом. По этому принципу и составлена данная программа, в которую войдет и выставка„ 1914”, которая откроется в выставочном зале „Arsenāls” и предложит вниманию зрителей живопись той эпохи, и опера Артура Маскатса и Лианы Ланги „Валентина”, созданная по мотивам биографии выдающегося искусствоведа Валентины Фреймане, и проект Айгара Бикше „Воюющие памятники”. Этот последний проект станет своего рода провокационной дискуссией: как превратить в позитивную провокацию место, где ранее находился памятник Ленину? „Чтобы заставить нас размышлять о том, что там было и почему мы до сих пор столь болезненно к этому относимся”, - поясняет Грубе. В сотрудничестве с Союзом писателей разработан проект „Шумные соседи”, в котором примут участие поэты и литераторы из большинства горячих точек мира.

Ось улицы Бривибас будет отмечена 12 витринами, 12 взглядами на историю Риги в общем контексте истории XX века. Этот маршрут, предположительно, завершится именно возле „углового дома”, и завершится вопросом – как придать этому неназываемому месту новое содержание, что делать с этим зданием? Эта проблема не решается уже более 10 лет, с тех пор, как из здания переехала Государственная полиция, работавшая здесь после ухода КГБ. Судьба подобных исторических зданий и территорий должна решаться через диалог со всем обществом, считает Грубе, отмечая, что совет открыть в „угловом доме” музей он получил от бывшего руководителя Французского культурного центра.

Здесь решено разместить Музей судьбоносных вещей, экспозиция которого будет состоять из предметов, принесенные и подаренные рижанами, а также музей наивного искусства, поскольку именно наивное искусство было в свое время одним из способов протеста. Здесь расположится фотовыставка о „холодной войне”, а в сотрудничестве с Музеем оккупации создается раздел, посвященный „дому ЧК”. „Дом был закрыт для общества с 1940 года, и ясно, что даже без вложенного нами содержания он несет огромную историческую нагрузку, поэтому ему важно придать, с помощью экспозиций, статус и ауру музея. Назвав здание музеем, мы и относиться к нему начнем иначе”, - убежден Гинтс Грубе. На вопрос, как развеять присущую этому дому жутковатую ауру, он отвечает: аура – у нас в головах, сами по себе стены никакой ауры не несут.

„Наша цель – побудить людей размышлять и рассуждать на темы,  которые мы любим представлять закрытыми или несуществующими. Однако, как я уже сказал в начале, от смены названия улицы ничего не меняется”.

Намеченный в будущем году забег Свободы также станет одним из индикаторов исторической оси, показывая то, чего на бегу, глядя строго вперед, мы, как правило, не замечаем. 

„Хроника Мелании” – история глазами женщины

Гинтс, будучи совершенно поглощен проектами своей тематической линии, параллельно все же продолжает работать над съемками нового художественного фильма режиссера Виестура Кайришса „Хроника Мелании” „Мы надеемся, что к 2014 году фильм будет завершен, и мы сможем показать его”, - говорит он. Сейчас мы работаем с сопродюсерами, поскольку проект вызвал интерес и в других странах Европы.

„Документальное повествование Мелании Ванаги уникально, это уникальная трагедия Латвии и латышей, от которой многие поколения, в том числе и мое, не могут отстраниться. Чем старше мы становимся, тем чаще задаем об этом вопросы. Об этом мы говорили и на Берлинском фестивале, и в Таллинне на встрече с потенциальными сопродюсерами, и пришли к выводу, что это история не только латышей. Мелания Ванага пишет о том, что в сибирских поселках, куда были депортированы в 1941 и 1949 годах латыши, были и карельские финны, и поволжские немцы, переселенные из приграничных округов, чтобы со своим знанием языка они не сотрудничали с немецкой армией. И туда же, в Сибирь, в 1941 году увезено большое количество латвийских евреев. Эта трагедия сохранила им жизнь, так как, оставшись в Латвии, они были бы расстреляны в 1942 году”.

Взглянув на сценарий с этой точки зрения, мы получаем уникальный исторический контекст, созвучный проектам культурной столицы Европы.

События такого рода в искусстве и литературе, как правило, сводятся к „мужским темам”, однако, с точки зрения финнов, уникально как раз то, что история рассказана глазами женщины, через женское мировосприятие и способность к выживанию.

„Я не хотел бы привносить ничего личного, однако о своей семье знаю, что она выжила в Сибири только потому, что бабушка решила однажды пойти воровать, так как понимала – без этого не выжить. Мужчины в семье не решались, решилась женщина... Но самый сложный вопрос, остающийся без ответа – это вопрос о том, что происходит после того, как все тяготы и ужасы позади: как жить дальше? Этот вопрос мы можем смело отнести ко всей истории Латвии XX века: да, все это было. А что дальше? Как с этим жить?”

0 комментарии

Возможность комментировать - только для зарегистрированных пользователей!