Фантазии на тему тридцатых. Наряды для „... богатой госпожи...”

Фантазии на тему тридцатых. Наряды для „... богатой госпожи...”
Kaspars Garda, Rīga 2014 . Актрисы Инга Мисане (Эмма Карклс) и Зане Янчевска (госпожа Калнкая) в спектакле „... богатая госпожа...”
Una Griškeviča
10-09-2013 A+ A-
В четверг, 12 сентября, премьеры предусмотрены на всех трех сценах Латвийского национального театра, и крупнейшая из них, без сомнения, - „… богатая госпожа…”, постановка Инары Слуцки по мотивам произведений Андрея Упитиса. Ее персонажи будут одеты в костюмы, которые создавала неоднократный лауреат „Ночи лицедеев” художница Иева Кундзиня. С ней мы встретились в пошивочном цеху театра, среди рокота швейных машинок и бойких швей. „Для этого спектакля мне пришлось изготовить 136 костюмов”, - призналась Иева Кундзиня.

Милы и главные, и второстепенные

„Режиссер Инара Слуцка выбрала меня автором костюмов, потому что я изучала живопись и работала в кино. От костюмов она требовала, чтобы они живописно выглядели и были выдержаны в серой цветовой гамме с небольшими отклонениями и яркими акцентами, а также в кинематографической стилистике. Я поняла, что для этой работы мне нужна гамма черно-белого кино и характеры. Мне нравится, что характеры и их воплощение в спектакле часто отличаются от трактовки фильма ”У богатой госпожи„”, - признает Иева, отмечая, что приятной неожиданностью для нее стала Зане Янчевска – госпожа Калнкая (в фильме эту роль исполняла Зигрида Стунгуре). Также Иеве нравятся Нормунд Лайзанс в роли Ольгерта Курмиса и Эмма Карклс (Инга Мисане), которая „не пытается казаться моложе и красивее, чем она есть, как это обычно бывает у актрис, которые немного старше своих персонажей”. 

 

„Мне действительно нравится Зане Янчевска – полная жизненных сил, энергичная молодая женщина! Одевать ее было интересно. Я и сегодня порадовалась тому, как хорошо Зане выглядит и насколько она подходит для этой роли!”- рассказывает Иева о главных персонажах спектакля. Что касается Нормунда Лайзанса (Курмиса), то, по словам художницы, он в очень хорошей форме: „Не думаю, что он уступает Павулсу, который играл Курмиса в фильме. Как выразилась режиссер, Курмис ассоциируется у нее со "среднестатистическим нерешительным латышом". Поэтому я одевала его с большим удовольствием. Не знаю, "прочтут" ли это зрители, но таков был замысел Инары и мой”.  
 
На вопрос, как именно выглядит упомянутый персонаж, художница с улыбкой отвечает:  „Он достаточно беден, но при нормальных брюках со стрелками. Брюки у него единственные, на них он и спит, используя старый-старый прием, чтобы не пропали стрелки. А что касается нерешительности, то это уже, наверное, актерское мастерство… ” 
Художница с интересом создавала костюмы и для некоторых персонажей второго плана: „Мне очень по душе официант в исполнении Юргиса Спулениекса – небольшого росточка, с душой поэта-романтика, и я нарочно подыскала для него фрак, который велик, однако актер не возражал против моей концепции образа. Этакий "маленький человек", но с прекрасной, романтической душой…” Еще один дорогой для Иевы персонаж второго плана – это дворничиха в исполнении Илзе Рудолфы, злая, уставшая, измученная жизнью баба.
 
Новые костюмы – только для Янчевски и заключенных 
 
Процесс создания костюмов был очень трудоемким, так как они должны отражать смену времен года: действие спектакля начинается зимой, затем следуют весна и лето. „Меняя наряды, я должна была показать течение времени, поэтому у каждого из персонажей есть зимняя, весенняя и летняя одежда, кроме того, некоторые актеры играют несколько ролей. Так что мне пришлось изготовить 136 костюмов!” – с гордостью заявила Иева Кундзиня. Может быть, зрители этого и не заметят, но факт остается фактом…  

 

„Режиссер требовала, чтобы ни один из нарядом не выглядел новым, только что пошитым. Таким образом, два свежепошитых платья получила только госпожа Калнкая в исполнении Зане Янчевски. Кроме того, новыми нарядами могут гордиться женщины-заключенные, хотя в данном случае пришлось тщательно поработать над их ”состариванием". 
 
„В театре просто не нашлось такого количества костюмов, чтобы одеть заключенных…” 
 
Работа была нелегкой потому, что первоначально герои второго и третьего плана, "массовка", должны выглядеть бедными, а со временем поменять наряды на более весенние и летние, вплоть до кульминации праздника в конце, когда женщины превращаются в состоятельных, изысканных дам. „Когда в финале я смогла одеть женщин, идущих в оперу (в костюмы, не сшитые, а подобранные мной), они были очень рады, что превратились из узниц в дам, собирающихся в оперу”.  
 
Источники вдохновения – семейный альбом и музеи 
 
На вопрос о том, где ей удалось найти столько костюмов, соответствующих стилистике 30-х годов, художница отвечает, что требование режиссера не состояло в точном соответствии костюмов эпохе – скорее, это фантазии на тему тридцатых. „В те годы мода немного менялась, от прямых и строгих линий стиля чарльстон к более прилегающему силуэту”, - отмечает она. 

 

Источником вдохновения для Иевы стали семейные альбомы, которых у нее довольно много, и журнал „Atpūta”, издававшийся в те годы. „Я побывала в Музее югендстиля, в "Деревянной Риге" ("Koka Rīgа"), а еще в Музее железной дороги – нужна была шапка железнодорожника. Так что без поисков не обошлось”.
 
Из семейного альбома Кундзиня позаимствовала один из зимних головных уборов, а большинство нарядов обнаружила на громадном театральном складе и в ангаре в Пардаугаве. 
 
„Эти хранилища позволяют подобрать одежду для огромного количества разных персонажей, нужны только терпение и физическая выносливость, потому что костюмы трудно вытаскивать. Это тяжелый труд”.
 
Не скрывая своего удовлетворения от проделанной работы, Иева Кундзиня завершает наш разговор так: „Конечно же, у многих перед глазами фильм, я и сама смотрела его трижды. Однако у спектакля своя жизнь, и мне кажется, что все это должно получиться действительно красиво и внушительно”. 

0 комментарии

Возможность комментировать - только для зарегистрированных пользователей!