Внезапно, этим летом. Ксения Заке, солистка Tribes of The City

Внезапно, этим летом. Ксения Заке, солистка Tribes of The City
Kaspars Garda, Rīga 2014 . Ксения Заке, вокалистка группы Tribes of the City
Antra Bērtule, speciāli Rīga 2014
11-09-2013 A+ A-
В пятницу серия летних концертов на культурной даче „Эспланада-2014” завершается мини-фестивалем „Рига-2014” и „Fonoklubs”, на котором, наряду с латвийскими коллективами „Skyforger”, „Pienvedēja Piedzīvojumi” и „Mango”, выступит и группа „Tribes of the City”, уже с 2003 года культивирующая в местной музыке жанр дрим-поп (Dream Pop, в переводе с английского -„мечтательный поп”, возник в 1980-е годы и нередко связывается с расцветом shoegaze в девяностые).
Для „Tribes of the City” (TOTC) характерны плотное звучание, сложные, многослойные гитарные партии и чистый вокал Ксении Заке. В 2010 году группа отыграла последние концерты, чтобы на время разделиться и понять, в каком направлении двигаться дальше, если вообще двигаться. „Тогда мне казалось, что мы вряд ли когда-нибудь еще будем играть вместе”, - говорит теперь Ксения. Однако уже в конце года группа выпустит новый мини-альбом. Появляются и первые наброски видеосингла, автором которого, скорее всего, будет сама Ксения Заке. Мы встретились с исполнительницей солнечным сентябрьским утром, чтобы выяснить, как и почему открылась новая страница в биографии „Tribes of the City”.
 
Что вы предложите на концерте в пятницу на Эспланаде? 
 
У нас был долгий перерыв, три года, как вдруг внезапно, этим летом... достаточно спонтанно мы решили, что можно бы сыграть. У нашего гитариста Сергея [Сергей Ярамишян – ред.] появились новые мелодии, мы поработали над материалом. На Эспланаде мы будем играть известные песни и новые, еще не записанные. Параллельно работаем над записью, потому что хотим издать EP [extended play, мини-альбом, в котором меньше композиций, чем в стандартном альбоме, LP - ред.].

 

В 2009 году вы дали прощальный концерт, чтобы расстаться после шести лет совместных выступлений.  
 
Официально это произошло в 2009 году, но в 2010 мы еще играли на „Positivus” и „Dirty Deal”.
 
Тогда вы говорили, что нужна пауза, чтобы понять направление, в котором двигаться и в качестве группы, и каждому по отдельности. 
 
На самом деле, тогда мне казалось, что мы вряд ли когда-нибудь еще будем играть вместе. Тогда я думала, что мы стали слишком разными, и каждый „уплыл” в свою сторону. И, в конечном итоге, будто в шутку, по-дружески встретились: а может, сыграем?  
 
Начал появляться новый материал. Каждый черпал вдохновение в своем мире.  
 
Почему же вы расстались? 
 
Нам казалось, что мы думаем совершенно по-разному. Становилось все труднее договориться об общем векторе движения. Проще говоря, мне не нравились партии, который играл басист, ему не нравились ритмы барабанщика. Возникло ненужное внутреннее напряжение. Продолжив в том же духе, мы просто испортили бы отношения.  
 
Сейчас вы готовите альбом, который выйдет в конце года.
 
Да, мини-альбом, или EP. Для меня, по крайней мере, он будет более личностным, с точки зрения моего вклада, чем предыдущий [„Recipe of the Golden Dream”, 2009 – ред.]. Песни этого альбома, для которых я писала тексты и придумывала мелодии, основаны на важных для меня в последнее время переживаниях.  

Что изменилось в тебе со времен последнего концерта? 
 
Я довольно много времени посвятила визуальному искусству, учась в Художественной академии, тут, за Райнисом [показывает на памятник Райнису на Эспланаде]. Эта сфера мне очень близка, и, кажется, я с толком использовала время, развиваясь в этом направлении, делая видеоклипы. Весной вышел короткометражный фильм, сейчас делаю еще одно видео. 
 
В последние годы вас нередко сравнивали по звучанию с такими shoegaze-группами 90-х, как „Slowdive”, „My Bloody Valentine”, „Сocteau Twins”. А какие вы сейчас?
 
Раньше я никогда не ощущала этого сходства. 
 
Сейчас очень важно звучание гитары, гитаристы купили еще миллион новых педалей, звук стал богаче и глубже. Я думаю, мы не так сильно изменились, как нам, возможно, кажется.  
 
В любом случае, перерыв был очень нужен. В то же время есть и такие песни, которые в новой записи будут более мягкими, мечтательными. Ушла жесткость, хотя звучание и остается плотным. 

 

Будет ли у нового альбома продюсер? 
 
Альбом делается, как и раньше, с Гатисом Закисом [солист группы „The Mundane”, звукоинженер записей и концертных шоу „Instrumenti”, муж Ксении – ред.] в качестве сопродюсера. Сергей, которого сейчас нет, мог бы быть творческим сердцем группы, генератором, который часто создает основные мелодии. Он также двужущая сила, так что они с Гатисом определяют всё. 
 
Ты отвечаешь в группе именно за тексты песен. 
 
Да, и за вокальную мелодию. Музыкальную часть иногда пишет Сергей, иногда с басистом Юрисом они встречаются и придумывают. Каждый из парней привносит что-то свое, слепляют вместе, демонстрируют остальным. Только у меня есть определенная ниша в группе. Когда-то я тоже писала мелодии, но в последние годы у меня просто ничего не рождается. Я могу включиться в уже созданный музыкальный эскиз и заполнить голосовую нишу.  
 
Как тебе удается объединять семейную жизнь, воспитание ребенка с творческой работой? 
 
Мне долго казалось, что это почти невозможно. Казалось, что всего очень много, я не смогу собраться с силами. Но время и возможности нашлись. Я всегда считала, что ребенок не помеха. Мы пытаемся вовлекать сына в то, чем сами занимаемся. Он уже сейчас интересуется музыкой, ему нравится барабан, нравится петь, нравятся клипы. Сын живет рядом с нами, и мы не стремимся его от всего этого ограждать. 

А на какой музыкальной волне ты сейчас сама? 
 
В последнее время мало такой музыки, которая действительно воодушевляла бы меня. Но несколько примеров все же есть: „Diiv” в концертном зале „Palladium”, которые полностью меня всколыхнули. Это что-то светлое, эта волна, когда они в тебе резонируют. Есть еще такая датская группа „When Saints Go Machine” - когда я их открыла, долго не могла слушать ничего другого. Теперь, уже неделю назад, для меня наступило время Джона Гранта. Что касается латышей, то надо подумать. Я не очень-то слушаю, хотя и слежу за тем, что происходит. „Mona de Bo”, что-то из „Dun Dun”...
 
В музыку TOTC изначально заложена изрядная доля меланхолии, этакой легкой, всеобъемлющей грусти. 
 
Да, это никуда не пропало. Это тоска по чему-то, что было когда-то... в субъективном детстве.
 
Меланхоличность, да. Точно. Это просто черта характера, присущая большинству участников нашей группы. 

 
В следующем году Рига станет культурной столицей Европы, будут проходить всякие культурные мероприятия. Чувствуешь ли ты себя „человеком Риги” со всем тем, что предлагает город? 
 
Я много лет культивировала в себе мысль, что я – не городской человек. Я выросла в Лиелупе, это скорее небольшое местечко. Теперь, когда я еду в деревню, мне очень скоро начинает не хватать движения, хотя я и люблю природу, а город утомляет. За городом ты должен быть очень самодостаточным, нужно избавиться от желания получать импульсы извне. Я еще не настолько самодостаточна, развита и завершила накопление информации.    
 
А чем „расшевеливает” тебя Рига? 
 
Тем, насколько разный это город. В Риге можно уехать в какой-нибудь район и оказаться в прошлом, а в другом месте почувствовать себя как в футуристическом сне. Люди тоже разные, кажется, будто они пришли из различных эпох. Вообще Рига достаточно спокойная, и мне это нравится. Я не хотела бы жить, например, в Лондоне, для меня это безумный город. А тут вроде бы происходят разные события, но нет истерики, что нужно попасть везде. В конечном итоге ты переживаешь, что пропустил и то, и это... 
 
В состав „Tribes of the City” входят Ксения Заке (вокал ), Юрис Юстс (бас-гитара), Интс Барканс (барабан), Андрей Васильев (гитара), Сергей Ярамишян (гитара).

0 комментарии

Возможность комментировать - только для зарегистрированных пользователей!