Мы все стоим перед выбором. Индра Рога о „Докторе Живаго”

Мы все стоим перед выбором. Индра Рога о „Докторе Живаго”
LETA . Режиссер Индра Рога готовит постановку „Доктора Живаго” в Валмиерском театре
Una Griškeviča
20-09-2013 A+ A-
«„Доктор Живаго” Бориса Пастернака – это роман, от чтения которого вы как будто становитесь лучше», - призналась режиссер Индра Рога за несколько дней до премьеры одноименного спектакля в Валмиерском театре. Она рассказала порталу культуры „Рига-2014” о том, почему выбрала именно это произведение и почему ей нравится работать в Валмиерском театре, прошлогодняя постановка которого „Зойкина квартира” заслужила признание как критиков, так и зрителей.
Вы снова беретесь за русскую классику – за „Доктора Живаго” Бориса Пастернака. Чем обусловлен такой выбор, чем привлекло вас это произведение? 
 
Это прекрасный роман, роман, написанный поэтом, читая который, человек становится лучше. Это произведение, удостоенное Нобелевской премии, за защиту которого автор поплатился здоровьем и жизнью. 
 
Ставился ли когда-нибудь „Доктор Живаго” в латвийских театрах?
 
В Латвии не ставился, но издавался – в 1995 году в издательстве „Jumava”. В России существует достаточный опыт инсценировок „Живаго”; последние, о которых мне известно, - это мюзикл, созданный в Перми, прообразе фигурирующего в романе города Юрятина (если его можно назвать городом), а также новейший сериал с Меньшиковым в роли Юрия Живаго.  
 
Роман охватывает длительный промежуток времени - с 1903 по 1943 год. Как известно из истории, это период войн, революций, катаклизмов, однако именно на таком бедственном фоне и можно, наверное, прочувствовать истинные ценности жизни. Бытие, любовь, радость созидания как главные задачи и смысл существования.   
 
Многие наверняка или читали роман, или, по крайней мере, видели фильм. Однако для тех, кто не знает, - о чем он? 
 
Тем, кто не читал роман, я советую просто прочитать его. У тех, кто читал, восприятие спектакля будет другим. Я надеюсь, что не проиграет ни одна сторона, но пересказывать в двух словах всю эту сумятицу в романе и на сцене означало бы банализацию. Каждая строка стихов Юрия Живаго, каждый абзац романа требует осмысления, прочитать его по диагонали нельзя. В любом случае, если вы придете в театр, не ожидайте от нас линейного, упрощенного разыгрывания сюжета. Наша версия — как бы воспоминания для будущего, охватывающие в едином метельном вихре всё вместе: жизнь, прошлое, будущее, революции, поэзию, творчество, любовь. 
 
Действие романа происходит с начала XX века до Второй мировой войны, то есть сравнительно давно. Отсюда логичный вопрос – актуален ли этот сюжет и в наши дни, и, если актуален, то чем?  
 
Да, актуален. Хотя бы тем, насколько близко к войне мы можем подойти за один день. Как в Сирии, которая все еще балансирует на грани войны. Актуален – тем, как важно жить талантливо. Жить творчески. Творить жизнь. 
 
Насколько важно не скатиться в туннель прямолинейного, упрощенного мышления. Воспринимать и мыслить. 
 
Потому что каждая мысль воздействует на другую, каждый выбор - на другой выбор, который, возможно, прямо никак и не связан с вашей жизнью. „Мысля о смерти, искусство творит жизнь”.  
 
У героя романа и спектакля есть на самом деле только один выбор – „погибать, не таясь” или же подчиниться системе, которая уничтожает личность.
 
В актерскую команду вошли довольно известные люди: Иева Пуке, Элина Ване, Имант Страдс и другие, а главную роль вы доверили Каспару Зале – молодому актеру, которого, кажется, пока знают только валмиерцы. Не рискованно ли это? 
 
Риск есть практически в любом распределении ролей, даже с опытными актерами. И любой актер был когда-то никому не известным. Однако без „кредитов доверия” не было бы и меня самой. 
 
Кого еще вы пригласили в творческую команду? 
 
Мы работаем с моей проверенной творческой командой, куда входят сценограф Мартиньш Вилкарсис, художник по костюмам Анна Хейнрихсоне, хореограф Инга Раудинга, художник по свету Игорь Капустин, а еще мой бывший студент Кристап Расимс, который занимается звуковой партитурой. Косвенный вклад в создание постановки внесли также Артур Маскатс, Эдвин Раупс, А. Скриде, Эдите Тишхейзере в роли своеобразных консультантов, каждый в своей сфере.
 
Это уже вторая ваша постановка в Валмиерском театре, который многие считают одним из лучших, самым семейным театром в Латвии... В этом ли причина того, что вы снова работаете здесь, или есть и другие причины?  
 
Валмиерский театр, естественно, вызывает у меня очень хорошие впечатления с точки зрения потенциала актеров, их открытости работе, любви к профессии. Что касается выбора именно „Доктора Живаго”, здесь есть и другие аспекты. Это публика, многие годы любящая русскую классику, привыкшая к серьезным, не развлекательным спектаклям, это зал, рассчитанный не на 1000, а на 400 зрительских мест, что обеспечивает достаточную интимность для серьезной драматической постановки. 
Уже с этой точки зрения „Доктор Живаго” на сцене – риск, и я приветствую готовность Валмиерского театра и его директора Эвиты Сниезде рискнуть. 
 
С „Зойкиной квартирой” у нового спектакля не будет ничего общего, кроме, возможно, эпохи и некоторых чисто исторических точек соприкосновения, но не интонации.
 
Увидим ли мы что-либо из ваших режиссерских работ в новом сезоне и в Национальном театре?
 
В Национальном театре я буду работать весной, первая премьера планируется в мае. Но об этом лучше говорить позже, пока много неизвестных.      
 
Премьера спектакля „Доктор Живаго” в Валмиерском театре состоится 22 сентября.    

0 комментарии

Возможность комментировать - только для зарегистрированных пользователей!