„Риенци”. Опера, прославившая Вагнера, возвращается в Ригу

„Риенци”. Опера, прославившая Вагнера, возвращается в Ригу
Publicitātes foto
04-12-2013 Latviski A+ A-
Опера, или, в данном случае, скорее опус в образах Рихарда Вагнера „Риенци. Величие и падение” в постановке режиссера Кирстен Делхольм будет 19 января одним из событий открытия программы Риги – культурной столицы Европы. И этот выбор не случаен, потому что именно эту оперу, позже принесшую ему мировую славу, Вагнер начал писать в годы, когда жил в Риге – с августа 1837 по июль 1839 года были написаны первые два действия, а остальные в Париже. С 1878 года опера ”Риенци„ никогда не ставилась в Риге в полном объеме.
Воодушевился и Энгельс 
 
Фигура народного трибуна Кола ди Риенцо интересовала в XIX веке многих. В 1835 году был издан роман английского писателя Эдварда Бульвера-Литтона ”Риенци - последний трибун„, который также послужил Вагнеру одним из источников для его оперы. Своим романом Бульвер-Литтон пытался ввести новый взгляд на эту личность. Правда, герой романа имел мало общего с реальным народным трибуном, который жил в Риме в XIV веке. Фамилия прототипа ”Риенцо„ преобразовалась в ”Риенци„, и, несмотря на свой политический крах, эта личность все же послужила национальному и республиканскому движению. В этом контексте слово „республиканец” толкуется не „по-американски”, а как борец против монархического строя, за установление буржуазной республики.   
 
Интерес к Риенци вызывал не только тот факт, что он был народным трибуном, но и стремление всякого революционного движения черпать силы и энергию в истории могущественного Рима, в великом прошлом.  
Поэтому не случайно, что не только английский писатель, но и Фридрих Энгельс брались за этот сюжет. Последний в 1840 году, будучи двадцатилетним юношей, написал драматический фрагмент, в центре которого была фигура Риенци.
 
Правда, в отличие от Бульвера-Литтона, Энгельса больше интересовали не взлет Риенци и его становление как народного трибуна, но крах и потеря власти, что объясняется его властолюбием и оппортунизмом. Честно говоря, Вагнер и Бульвер-Литтон идеализировали Риенци. 
 
„Риенци” как завершение творческого этапа 
 
26-летний Рихард Вагнер приехал в Ригу в 1837 году, чтобы стать капельмейстером Первого городского театра. Он еще летом прочитал роман Бульвера-Литтона и понял, что хочет сочинить оперу. В Риге он написал либретто, а музыку начал сочинять в 1838 году. Здесь зародились структура и идея. 
Некоторые темы, написанные Вагнером в Риге, появляются и в знаменитой увертюре, которую исполняет  весь мир. К тому же уже в адаптации романа можно ощутить театральный инстинкт композитора и стремление к успеху. 
Это проявилось и в том обстоятельстве, что Вагнер избрал для своей оперы жанр, самый популярный в тогдашнем оперном мире – французскую „большую историческую оперу”, или „grand opera”. Из этой разновидности он позаимствовал структуру – пять действий [правда, в постановке Латвийской национальной оперы в 2014 году их будет только два, потому что создатели постановки предпочли оставить самые интересные музыкальные фрагменты], взлет и падение карьеры. Также большая французская историческая опера позволяла и  допускала противопоставление индивида массам, от чего опера получала энергию. 
 
Этот этап жизни композитора в своей статье „Рижские годы Рихарда Вагнера” упоминает и музыковед, профессор Вита Линденберга, описывая бытовой фон, сопутствующий созданию оперы: „(..) С большим интересом я наблюдаю, как пишутся первые наброски ”Риенци„, и  постепенно слышу, как звучат на фортепиано будущие картины. (..) Нередко перед домом в Петербурсгком предместье останавливаются бородатые русские мужики, слыша доносящийся откуда поздно вечером адский шум, потому что от таких концертов струны рояля разлетались во все стороны как мякина на ветру, так что в конце концов оставался только деревянный перестук по деке...”

В 1839 году, покидая Ригу, Вагнер надеялся и рассчитывал, что премьера „Риенци” состоится в Париже, где ему достанется мировая слава, потому что в те годы, без сомнения, именно Париж воспринимался как культурная столица Европы (если можно использовать такое понятие). „В Париже эти планы не осуществились, поэтому Вагнер начал писать ”Летучего голландца„, а в 1842 году поступило предложение о постановке ”Риенци„ в Дрездене. Там он, по его собственному признанию, пережил один из величайших триумфов в своей жизни, но уже на премьере 20 октября 1942 года почувствовал, что написанием ”Риенци„ он подводит итог предыдущему этапу; что эта опера – дань общественному вкусу. Композитор понял, что ему нужно идти другим путем, и начиная с ”Летучего голландца„ пытался строить новую модель оперы”. Вагнер оставил письменное распоряжение – никогда не показывать „Риенци” в Байрейте, где можно ставить его оперы только начиная с „Летучего голландца”. Правда, в этом году в честь 200-летия Вагнера в Байрейте состоялась концертная постановка „Риенци”, но не на фестивальной сцене, а в отдельном холле. Это было и чисто техническое решение, поскольку Байрейтский театр не годится для постановок больших исторических опер, в которых большое значение имеет выход из-за боковых кулис. В Байрейтском театре из-за акустических требований боковых кулис нет, и участники спектакля выходят на сцену сзади. Поэтому там чисто технически нельзя сделать так, как задумал Вагнер. А вот в рижском Белом доме эту задачу можно осуществить без проблем.  

В Риге опера „Риенци” единственный раз ставилась в январе 1878 года, но в той премьере автор участия не принимал. Для Первого городского театра, в котором Вагнер служил капельмейстером, постановка ”Риенци„ была слишком масштабной, или, вернее, театр для нее слишком мал. Многие другие оперы Вагнера там ставились, в том числе ”Летучий голландец„. А после того ”Риенци„ не ставился в Риге никогда, поэтому постановка 2014 года станет еще одной попыткой . 

 
Увертюра для Третьего рейха 
 
Интересно, что в XIX веке Риенци воспринимался как „поп-персонаж”, кроме того, Вагнер предлагал слушателям музыку, позволявшую легко идентифицировать себя с главным героем. Молодой Адольф Гитлер, который в 1906 году в Линце слушал эту оперу, был так впечатлен, что сразу же решил по возможности стать покровителем оперного искусства”. Правда, потом любовь Гитлера к Вагнеру проявилась в фанатичном собирании партитур его опер; подарена ему была и партитура „Риенци”. Этот факт упоминается потому, что Гитлер был словно одержим операми Вагнера, а ”Риенци„ была особо близка ему. 

 

Удивительным может показаться тот факт, что Гитлер и себя идентифицировал с народным трибуном, который в конечном итоге терпит крах и оказывается уничтожен. Как известно, так с ним в реальной жизни и случилось... Фюрер позаимствовал из опер Вагнера, в том числе „Риенци”, отдельные элементы своей политической идеологии. Это произведение очень рано заняло определенное и высокое место в национал-социалистической пропаганде – увертюра к ”Риенци„ исполнялась на открытии съездов. Она стала неофициальным гимном, частью литургии Третьего рейха.
 
Король Баварии Людвиг II, для которого Вагнер тоже был любимым композитором, предпочитал оперу „Лоэнгрин” и отождествлял себя с лебединым рыцарем, построив великолепные дворцы Нойшванштайн и Линдерхоф. Без сомнения, Вагнер – известнейший из композиторов, когда-либо живших и работавших в Риге, фигура, тесно привязывающая нас к западноевропейской культуре. 

 

0 комментарии

Возможность комментировать - только для зарегистрированных пользователей!