Какие тайны хранят стены Домского собора

Какие тайны хранят стены Домского собора
Kaspars Garda, Rīga 2014 . Rīgas Doms
Una Griškeviča
08-12-2013 Latviski A+ A-
На открытках, запечатлевших силуэт Риги со стороны Даугавы, выделяются три доминанты – церковь Св. Петра, Домский собор и собор Св. Иакова. Конечно, описания достойны все три этих древних храма, но на этот раз мы обратимся к Домскому собору, поскольку по крайней мере меня старинные стены этой церкви всегда завораживали. Читая мегароман Кена Фоллетта „Столпы земли” о строительстве соборов в Англии XIII века, я поняла, что и наш Домский собор возводили тогда же (по данным последних исследований, строительство началось в 1211 году). Это подтвердил также наш гид, руководитель работ по реставрации Домского собора Роналд Лусис, под руководством которого полтора часа экскурсии пролетели, как один миг.

До сих пор объект исследований и захватывающих открытий

„Время от времени к нам забредают в надежде найти в погребах пропавшее золото тамплиеров – вроде бы, оно должно быть спрятано именно там”, - посмеивается Роланд Лусис, начиная экскурсию по церкви. Хотя не так давно некоторые российские телеканалы распространили эту легенду, которую подхватили и газеты, никакого золота тамплиеров здесь нет. Правда, археологические раскопки производились вне церкви, а не в ней самой, если не считать работ по подведению отопления в XIX веке и центрального отопления в наши дни. „Так что Домский собор, скорее всего, скрывает еще не одну тайну”, - резюмирует гид. Однако работники прежде всего предлагают обратить внимание на сам храм и его архитектуру. „Домский собор – наиболее яркое воплощение истории строительства в Латвии, от самых его начал в XIII веке до последних перестроек в конце XIX столетия. Так что мы довольно уверенно можем утверждать, что в этом здании сплавлены все архитектурные стили: в большей или меньшей степени, но представлены здесь все. Храм построен в романском и готическом стиле, медленно перерастающем в югендстиль у входного портала”.

 

Второй аспект, которому следует уделить внимание – это история строительства Домского собора, которая на самом деле не вполне известна (с ней позволяет конспективно ознакомиться экспозиция в Крестовой галерее). „Поэтому нас так любят историки и историки искусства, которые могут писать исследования, опровергать друг друга и делать новые выводы. У нас ведь нет написанной истории строительства, вся история – в самом строении”. Тем не менее Роналд Лусис вкратце напоминает основные вехи строительства: в июле 2011 года была освящена земля, и, по данным новейших исследовании, в том же году началось и строительство ( а не в 1215, как считалось раньше). 
 
„Это прочитано не тут, в Домском соборе, такой вывод был сделан в сравнении с другими церквями, потому что освящение земельного участка в принципе всегда связано с началом, а не с планированием строительных работ. Поэтому остается только представлять себе, как в те годы строилась церковь и как это было описано”.
 
В борьбе с наследием минувшего столетия 
 
Также экскурсантам всегда рассказывают об органе Домского собора и его проспекте, которого не видно уже лет десять [проспект органа (Ērģeļu prospekts, нем. Orgelprospekt, франц. le buffet de l'orgue) - видимая, декоративная часть органа, которую образуют трубы в архитектоническом или орнаментальном оформлении - ред]. „За эти десять лет были промежутки времени, когда ничего не происходило. В данный момент обследование закончено, и вскоре – надеюсь, уже в будущем году – должна начаться реставрация. За десять лет люди уже забыли, как выглядел проспект, а если и помнят, то после реставрации он станет совсем другим”. „Другой” означает „более нарядный”, так как последнее столетие обошлось с проспектом органа достаточно сурово: его несколько раз перекрашивали, закрашивая заодно и пыль, и слой краски достигал местами полсантиметра.  
 
"Детали раскрывались при счищении слоев – обнажились ратманы со всеми своими пуговичками и перчатками, очень тонкая резьба по дереву.  
 

 
 
Все это можно будет рассмотреть, хотя кто разглядит эту красоту на высоте 26 метров? По крайней мере, мы будем знать, что проспект выглядит так, как ему и положено выглядеть". 
 
Где похоронен епископ Альберт? 
 
Мы начинаем экскурсию с алтарной части церкви, где в правой стороне алтаря находится надгробие епископа Мейнарда. "По фотографиям и записям о реставрации в XIX веке мы можем судить, что захоронение было открыто, а надгробие отреставрировано, так как находилось в довольно плохом состоянии. До наших дней сохранились рисунки Бротце, по которым Вильгельм Нейман, архитектор, историк искусства и руководитель работ по реставрации Домского собора, вымеривал памятник на местности.

 

Судя по источникам, до тех времен мощи Мейнарда еще сохранились, а при последней реставрации захоронение не открывали". На вопрос о том, бродит ли по церкви дух Мейнарда, Лусис отвечает отрицательно – на святой земле призраков не бывает, и никаких подобных слухов про это место слышать тоже не доводилось. 
„Захоронений в церкви много, и фактически мы находимся на кладбище, потому что под полом собора тоже есть могилы”.
В контексте Домского собора можно говорить о трех кладбищах – Зеленом кладбище в Домском саду, Сером кладбище на Домской площади и третьем, под большим залом. „У стен собора мы по-прежнему видим множество надгробных плит, но в принципе это выставка, потому что захоронения находятся в полу. И под этим деревянным полом, по которому мы ходим, располагается около ста надгробных плит. В XIX веке самые примечательные, по критериям того времени, и принадлежащие известным личностям надгробные плиты подняли и вмуровали в стены как своего рода экспозицию, если так можно выразиться”. В церкви под полом хоронили членов прихода, и надо обязательно упомянуть, что и сам епископ Альберт, первый рижский епископ, при котором построили собор, похоронен тут же. Правда, где его могила, точно неизвестно – по разным письменным источникам, это место было нарочно предано забвению. „До первой национализации могильники были собственностью семей – их наследовали, продавали и покупали, заключали с ним сделки, как с недвижимостью. Когда в середине XVIII века в церквях запретили хоронить, могилы были национализированы, и о них перестали заботиться, поэтому изготовили дощатый пол”, - добавляет наш гид. 

 

Почти апокалипсис, а также о том, куда делась настенная роспись 
 
Еще один достойный внимания объект – это, без сомнения, мемориальная плита, сообщающая о наводнении в Риге 13 апреля 1709 года (плита находится недалеко от входа в зал Капитула). „Картина была куда более ужасающей”, - комментирует Роланд. Сегодня нам кажется, что вода доходила до пояса, но наводнение произошло до укладки деревянных полов, и трудно сказать, на каком уровне находился пол в то время – можно предполагать, что по крайней мере еще на метр ниже, так что человека среднего роста вода накрывала с головой. Плита установлена в память самого разрушительного наводнения тех лет, но на самом деле они бывали ежегодно, каждой весной, до тех пор, пока не была построена и искусственно повышена набережная Даугавы.  
 
Хроника тех времен сообщает, что гробы плавали по церкви, как лодки, а в Крестовой галерее ловили рыбу. 
 
В этой части церкви обязательно заслуживает упоминания художник XVIII столетия Корд Мейер. „Вот его могильная плита, а вот его работа”, - говорит Роланд, показывая на темную деревянную дверь под балконом в левой части церкви. Точнее, то, что от его работы осталось. "Договор предусматривал, что он распишет все своды Домского собора, двери и перила. Трудно представить, как выглядела Домская церковь тогда, при виде нынешней, с белыми стенами. Однако еще сто лет назад собор был значительно более цветным и живописным. На фотографиях XIX века видно, что колонны были марморированы (после реставрации Неймана марморирование исчезло, а роспись местами сохранилась только на арках). Увы, в основном роспись, выполненная Кордом Мейером, была утрачена еще до реставрации Неймана, когда начались большие работы по ремонту и побелке. 

 
 
Когда до Риги добрались Просвещение и Великая французская революция, было объявлено, что нечего запугивать людей старинными суевериями, поэтому картины Мейера, например, „Страшный суд”, просто закрасили. 
 
Так что и у просвещения есть оборотная сторона", - отмечает Роналд Лусис. Нейман во время реставрации пытался провести исследования, найти готическую роспись, но она была просто стерта со стен.   
 
„Вроде бы роспись Корда Мейера была обнаружена, но в очень плохом состоянии, не было уверенности, что ее удастся сохранить, поэтому ее сняли – с мыслью о том, что ниже обнаружатся более старые слои. Но их не оказалось, поэтому пришлось вернуться к идее белой церкви”, - рассказывает руководитель реставрационных работ. К сожалению, неизвестно, в каких именно местах Нейман и его подручные проводили свои исследования. „В то же время Северные двери, на которых также сохранилась роспись Мейера, при реставрации в XIX столетии были заменены. Конечно, в те времена здесь, в Балтии, никто не знал о технологиях работы со стенной росписью”.   
 
Крестильная купель – старше самой церкви 
 
У Роланда есть история и о крестильной купели, которая стоит в центре церкви: "Эту купель в конце XII века начал использовать позже канонизированный епископ Мейнарт в Икшкильской церкви, так что она старше Домского собора”. В XIX веке купель привезли из Икшкиле в Домский собор и поместили в саду, а с 2007 года она стоит в церкви и выполняет свои функции. 
 
На вопрос о том, сколько может весить этот внушительный предмет, изготовленный из серого гранита, Роланд отмечает, что при его размещении в церкви массу рассчитывали, так как это было важно. „Мне кажется, купель не слишком уж тяжела. Плотность гранита составляет 2,6 тонны на кубометр, а объем купели меньше кубометра, так что можете посчитать сами”.  

 

Своей очереди ждет и амвон 
 
Красивый, украшенный резьбой по дереву амвон подарил в 1641 году собору один из членов магистрата. „Интересно, что в амвоне сплавлены два исторических периода: изготовленный в 1641 году, он был преобразован в период с 1813 по 1820 год, когда в Домском соборе после наполеоновского нашествия проводилась реставрация. Тогда амвон получил венчающую его фигуру ангела с трубой, переделаны были и аркады с фигурами апостолов”, - рассказывает Лусис. Орган и амвон Домского собора в какой-то мере противостоят друг другу:
 
"На проспекте органа у нас сохранились все слои краски – семь, местами даже девять. Амвон не сохранил ни одного исторического слоя краски, а только ее следы.  
 
Краска снята, поверхность подготовлена, но ничего не делается. Посмотрим, как будет проходить реставрация амвона – она предусмотрена сразу после завершения реставрации проспекта органа, потому что поверхности амвона не в лучшем состоянии. Ясно, что за последние 15-20 лет были утрачены и некоторые детали, потому что на фотографиях двадцатилетней давности деталей гораздо больше. Так что реставрация амвона может стать еще более сложной задачей, чем было с проспектом органа, потому что информации очень мало„. По словам Роланда, амвон реставрировался после 1813 года: ”Об этом можно судить по фигурам, которое, вероятно, поменяны местами, и надписям под фигурами. Так что это обещает быть довольно интересное мероприятие..." 

 

В годы наполеоновского нашествия Домский собор не подвергся разрушениям, но был реквизирован для военных нужд, как и многие другие церкви. „Об этом свидетельствует мемориальная плита – в соборе был устроен склад, где хранили зерно и продовольствие. Сохранившееся описание свидетельствует, что из-за склада храм довольно сильно пострадал. Прошли годы, прежде чем были найдены деньги на реставрацию”. 
 
Бояться обрушения не стоит 
 
Поскольку две колонны Домского собора по-прежнему стянуты металлическими ободами, я прошу рассказать, почему это сделано и были ли основания для опасений, что собор может обрушиться. „В 2004 году колонны зондировали ультразвуком, и в результате архитектор [французский архитектор Бруно Деланд – ред..] и те, кто проводил работы, пришли к выводу, что в колоннах имеются трещины. И второе – рядом с колонной была обнаружена пустота (позже оказалось, что это могильник), констатировали также деформацию стен. На основании трех этих пунктов церковь тогда и была закрыта. Затем снова зондировали обе колонны, просверлили скважины, так как архитектора попросили наглядно продемонстрировать трещины”, - вспоминает Роналд Лусис события десятилетней давности. Тогда стороны остались каждая при своем мнении, и решено было снова открыть собор для публики„. Роланд Лусис напоминает также, что во время реставрации XIX века многие обнаруженные под полом участки захоронений были замурованы, некоторые засыпаны, также немного изменился уровень пола, а около колонны находится незасыпанная могила, поэтому зондирование и показало пустоту. ”Так что о том, что Домский собор может обрушиться, беспокоиться действительно не стоит", - подчеркивает он. 

0 комментарии

Возможность комментировать - только для зарегистрированных пользователей!