Образцовая школа в бульварном кольце. Академия художеств

Образцовая школа в бульварном кольце. Академия художеств
Kaspars Garda, Rīga 2014
15-12-2013 Latviski A+ A-
„Образцовое здание, идеал учебного заведения”, - так характеризовал построенную в начале XX века коммерческую школу Рижской биржи, ныне Латвийскую художественную академию, автор проекта, архитектор Вильгельм Бокслаф. Ее строительство было огромным шагом на пути к современным и прогрессивным школьным зданиям. Величественный „замок” в неоготическом стиле нельзя не заметить и в современной Риге. Латвийская художественная академия (ЛХА) заселилась в здание в 1940 году, и ее всегда сопровождали легенды о богеме и свободе. Эти стены – свидетельницы и бессонных ночей множества классиков латышского искусства, и первых творческих успехов будущих художников. Мы гостим в академии в самое напряженное время, когда студенты готовятся к заключительным смотрам первого семестра, а в Большой ауле на днях открывается ежегодная выставка-ярмарка студенческих работ.

Собирайтесь на „Ярмарку”!

Эта традиция – дать студентам возможность самостоятельно продать свои работы без галерейной наценки и кое-что заработать – существовала еще в 30-е годы, а в наши дни, под названием „Ярмарка”, возродилась в 2002 году. Часть заработанных на „Ярмарке” денег идет на реставрацию Большой аулы академии. В этом году „Ярмарка” откроется 18 декабря.  

 

Мы стоим в пока что пустом зале, который через неделю будет заставлен большими и малыми студенческими работами. „Сделано уже очень много”, - говорит ректор ЛХА профессор Алексей Наумов, указывая на мягкую цветочную вязь на потолке академии. Автор этой росписи — живописец и мастер вывесок Николай Лебедев, который оформлял к 700-летию Риги павильоны для выставки достижений ремесла и градостроительства в 1902 году.  
 
Профессор Наумов показывает наверх, туда, где на потолке аулы были трещины и с крыши в историческое помещение натекала вода. 
 
Теперь, после нескольких лет реставрации, потолок Большой аулы снова украшают великолепные орнаменты югендстиля, крупнейший образец этого стиля в Балтии.
 
„Реставрация – это медленный процесс, который занимает не один день. Нам приходилось для отдельных выставок даже огораживать часть аулы”, - рассказывает ректор. Он рад, что в совместный труд внесли свой вклад и студенты. Кроме того, реставрационные работы ведутся не только в Большой ауле, но и в других помещениях академии. 

 

В целом здание ЛХА за годы пострадало не сильно, оно редко подвергалось перестройкам или неумелым усовершенствованиям. При участии студентов обновляются настенные рисунки и витражи. В основном все неплохо сохранилось, но требует ухода, говорит профессор. „Вот разве что крыша, снесенная ветром несколько лет назад [ в декабре 2011 года – ред..] Как тогда шутили, у художников ”крыша поехала„. Площадь ущерба составила около 30 кв.м., но Министерство культуры среагировало своевременно, и крышу быстро восстановили”.   
 
„Ярмарка” – это в какой-то мере лотерея продавцов и покупателей. На нее уже с самого начала стекались знатоки искусства и коллекционеры, скупая работы и пытаясь предугадать будущих „звезд”.
 
„Они говорят, что это инвестиции, я говорю – инвестировать не нужно, надо приходить ”с душой„ и покупать, если нравится”. Алексей Наумов перед Рождеством и сам охотно делает покупки на „Ярмарке”: „Во-первых, это не массовая продукция, а уникальные живописные, графические работы или даже копии, выполненные реставраторами, также керамика, стекло. Что положительно – за вход платить не надо, и никто не будет смотреть вам на пальцы, работы можно взять в руки, рассмотреть. Есть, конечно, и риски, но за эти годы не произошло ничего такого, о чем следовало бы специально упоминать. Во-вторых, студент перед Рождеством может получить какую-то денежку за свой труд”.

 

От коммерческой школы до художественной академии 
 
Строительство коммерческой школы Рижской биржи в начале XX века шло очень быстро – здание было возведено в течение двух лет (1902 - 1904). Школа стала вторым зданием на Эспланаде, вслед за Христорождественским собором. В 1900 году согласие на строительство школы и Рижского городского художественного музея (в наши дни – Латвийский национальный художественный музей) дал глава православной церкви в Елгаве, а через два года и император Николай II.
 
Здание строилось в стремительном темпе, но очень качественно – коммерческая школа Рижской биржи должна была выглядеть авторитетно и современно. 
 
Это была образцовая школа, образцовый проект – в 1900-е годы менялись принципы планирования учебных заведений и само представление о них. В это время начали думать о свободном времени учащихся, физической активности, отдыхе на переменах.
 
Все эти соображения были учтены Вильгельмом Бокслафом при проектировании коммерческой школы Рижской биржи, которая стала в масштабах Российской империи выдающимся образцом. Была идеально продумана система вентиляции, построен двор, точно рассчитано, сколько места нужно студентам для физических упражнений. Школа состояла из двух корпусов – учебный, выходящий окнами на нынешнюю ул. Валдемара, и корпус, где размещались квартиры учителей, на бульв. Калпака. Условие проживания персонала в учебном заведении сохранилось с XIX века, причем распространялось не только на школы, но и на больницы, банки и другие государственные учреждения. 

 

Строительство коммерческой школы Рижской биржи финансировал биржевой комитет, самая богатая местная организация в то время. Биржа спонсировала также строительство Рижского порта, в значительной мере и железной дороги.
 
Соответственно, были и амбиции – возвести здание школы на Эспланаде, в формирующемся бульварном кольце. Оно должно было продемонстрировать мощь Риги как бывшего ганзейского города и биржу как богатую и современную организацию. 
Параллельно строительству коммерческой школы Рижской биржи и Рижского городского художественного музея Эспланаду озеленяли под руководством тогдашнего директора городских садов и парков Георга Куфальдта, а свой нынешний облик парк Эспланады и площадь приобрели в 50-е годы прошлого века.  
 
Коммерческая школа Рижской биржи размещалась в помпезном здании на углу Эспланады до 1915 года, затем до 1934 года там находилась Рижская городская немецкая гимназия, а до 1940 года – Рижская городская коммерческая школа Олава. Первый ректор ЛХА, видный латышский пейзажист Вильгельм Пурвитис уже с самого основания высшего учебного заведения в 1919 году присматривал для него это здание, однако академия переселилась  в жемчужину неоготики на углу бульв. Калпака и ул. Кр. Валдемара только в 1940 году. 
 
Лиса, журавль и лицо Бокслафа
 
Над центральным входом в художественную академию нужно обязательно посмотреть наверх, где расположены две символические картины – слева изображены журавль и змея, что означает борьбу страстей и разума, а справа – лиса и виноград, известный эзоповский образ, напоминающий о том, что хотеть и мочь – не всегда одно и то же. 
 
Поднимаясь наверх по главной лестнице, нельзя не заметить на витражах мотив розы, который служит связующим звеном между неоготической архитектурой здания и его интерьером в югендстиле. Стилизованные розовые кусты в стекле выполнены в мастерской Эрнста Тоде. 
 
На втором этаже расположена белая мраморная плита, на которой золотыми буквами на немецком языке написано: "Этот дом построен в 1902-1904 годах по планам и под руководством архитектора Вильгельма Бокслафа". 

 

Возможно, внешний облик Бокслафа увековечен на одной из капителей, венчающих колонны на третьем этаже академии. 11 капителей украшены растительными мотивами, а с 12-ой колонны на нас смотрит человеческое лицо – возможно, сам архитектор здания. Это не доказано, но увековечивание архитектора в постройке было принято в готической традиции, которой следовала на рубеже XIX-XX веков и неоготика. 
Организованные экскурсии в здании ЛХА проходят нерегулярно, только по особым случаям, а просто осмотреть здание можно в любое время, зайдя на ту же "Ярмарку" или выставки, которые постоянно проводятся в Большой ауле. 
 
"Если говорить о художественной богеме, то в годы ее расцвета, 1930-е, творческая жизнь и кутежи рижских художников не были связаны с нынешним зданием академии. Зато в советские годы художественная академия была местом, где царила более свободная атмосфера. Особо ценились легендарные карнавалы в академии, единственное подобное мероприятие в году. Битком набитое здание, очереди у дверей", - рассказывает Силвия Гроса, заведующая кафедрой визуального искусства, истории и теории культуры.  
 
По ее словам, в наши дни богемность художественной академии – всего лишь миф. Учебный процесс проходит деловито, студенты параллельно учебе работают. 
 
"В академии очень хорошая аура. Пурвитис здесь не бродит, а вот студенты обитают в здании днем и ночью.  Особенно перед семестровыми смотрами", - заметила Гроса.  
 
При написании статьи использована книга Дайны Лаце "Здание Латвийской художественной академии" (2011). Также благодарим за рассказ профессора Алексея Наумова и заведующую кафедрой визуального искусства, истории и теории культуры Сильвию Гросу.

0 комментарии

Возможность комментировать - только для зарегистрированных пользователей!