Любовь – это подарок Бога, который нужно уметь принять

Любовь – это подарок Бога, который нужно уметь принять
Автор: Каспар Гарда, "Рига-2014". Режиссер Эдмунд Фрейбергс
Una Griškeviča
22-04-2013 A+ A-
Так высказался режиссер Национального театра Эдмунд Фрейбергс, постановщик пьесы Ференца Мольнара "Лилиом", премьера которой предусмотрена в воскресенье, 28 апреля. Вероятно, мы – не единственные гости, побывавшие в его уютном кабинете накануне премьеры: режиссер, посмеиваясь, заметил, что снова оказался в центре внимания, и сейчас никто не спрашивает: а кто такой Эдмунд Фрейбергс?

В начале разговора вы обмолвились, что в молодые годы вам доводилось несколько раз даже фотографироваться на дереве... Означает ли это, что "Лилиом" вы ставите из-за ностальгии по молодости? Предыдущая постановка была, кажется, лет сорок назад...

Да, как раз сорок лет назад, так что мы, в известной мере, будет отмечать юбилей "Лилиома". Но это не ностальгия по молодости. Чем дольше ты живешь на этом свете, тем больше тебе хочется, работая на сцене, давать людям положительные и теплые эмоции. В молодости же, наоборот, хочется "остренького" (задумался). Эта пьеса мне очень нравится, и, наверное, так и должно было случиться, чтобы она была поставлена именно теперь. Все происходит так, как должно происходить.



Каспар Гарда, "Рига-2014"

Речь шла о том, чтобы ставить "Лилиом" к столетию театра, через пять лет. Я сказал: если вы хотите, чтобы я что-то поставил, дайте такую возможность сейчас. Неизвестно ведь, что случится через пять лет. Возможно, я буду абсолютным пенсионером или меня вообще уже не будет... Тогда театр пошел навстречу и разрешил мне делать постановку сейчас.

По-моему, "Лилиом" – это визитная карточка Национального театра…

Да, это так, но в большей мере благодаря песне Лилиома. Как однажды очень правильно сказал Улдис Думпис, великая легенда вокруг этого спектакля своим возникновением обязана песне. Все говорят: мы знаем, знаем! А что они знают? Строчку из песни! Но в спектакле есть и другие песни: песня Мускат, песня Мичура...

Это прекрасная музыка Иманта Калниньша, и тексты Мариса Чаклайса тоже замечательные!

Имант Калниньш своей музыкой вдохнул тогда в спектакль жизнь. Как и в "Принца и нищего".

Если попросить вас рассказать, о чем спектакль...

то ответ будет кратким и традиционным – о любви. О том, что любовь – это дар Божий, который нужно уметь принять. Лилиом не в состоянии принять этот дар и теряет его, а Жюли, будучи женщиной, способна сберечь любовь в себе – как самоценность. Это история о том, как Жюли сберегает Лилиома в себе и тогда, когда его уже нет. Она поет об этом, она хранит Лилиома через их общего ребенка, держит его в сердце и бережет. А у Лилиома, которому Бог дал чудесную любовь Жюли, она утекает сквозь пальцы,

Актеры Улдис Думпис и Элза Радзиня в предыдущей постановке "Лилиома". Медийное фото.

В одном из актерских составов роль Лилиома доверена молодому актеру Каспару Думбурсу. Наверное, для него это двойная ответственность, так как в свое время Гирт Яковлев и Улдис Думпис подняли планку этой роли очень высоко...

Каспар будет самим собой - со своей природой, своим пониманием роли. Что же касается ответственности... Ужасно, когда бремя ответственности давит и мешает творить. Но ведь и планка тоже условна. Кто же сейчас помнит, как играли Думпис и Яковлев? Мы помним единственный кадр, когда Яковлев сидит на карусели и поет песню Лилиома. Он был легок и артистичен, это правда (молчит). Мы вроде бы все знаем, что Лилиом был романтический герой, а по сути – романтический жулик...

Мне кажется, эта роль хороша своей амплитудой – от жиголо, самоуверенного вора до очень чувствительного, эмоционального человека и художника.

И когда он лишен возможности быть при карусели, в этом раю для жителей городских окраин... Представьте себе этих служанок, которые неделями копят деньги, чтобы в воскресенье покататься на карусели и лизнуть сахарной ваты, и, самое главное, увидеть Лилиома и лелеять надежду, что он усядется рядом. И тут же другой Лилиом: человек, ощущающий свое одиночество, не способный найти место в жизни, и третий — драчливый, избивающий свою жену... Это очень интересная и богатая роль.

Лилиом — Каспар Думбурс, Жюли — Агнесе Костигова. Фото: Янис Дейнатс

Но Каспар справится?

Я очень верю в него! Не верил бы – так и не доверил бы роль. Да, возможно, у него пока нет того опыта, но держу кулаки, чтобы все получилось, и пытаюсь помочь. Во втором составе играет Ивар Клявинскис, опыт которого на сцене несравненно больше. Однако, как мне кажется, есть одна вещь, способная помочь сыграть Лилиома – это молодость. Поэтому роль Жюли я тоже доверил студентке второго курса Агнесе Костиговой. Чудесная девушка!Конечно, и у нее опыта не много, но ее природные качества, как мне кажется, позволят ей прожить роль Жюли, и, возможно, благодаря как раз не актерскому мастерству, но человеческой и женской сущности.

Есть много прекрасных актеров, но сколько актеров, способных сыграть любовь? В жизни они могут быть любимыми и любящими, но сыграть любовь на сцене, убедить в своем чувстве – это нечто совсем иное. Это дано не всем, но, я считаю, Агнесе это дано.
 

Но ведь нужен и какой-то жизненный опыт, чтобы сыграть любовь на сцене?

(Улыбается). Думаю, она сыграет, так как летом собирается замуж, а без любви, как правило, замуж не выходят...

Вернемся к песням - будут ли звучать в новой постановке все те, которые были в предыдущей?

Это было для меня сложной задачей, так как в спектакле Альфреда Яунушанса (режиссер предыдущей постановки – ред.) все песни звучали в прологе, образуя своего рода песенную карусель. Я думал - как мне быть, потому что повторяться не хотелось. Сначала я хотел расположить песни на всем протяжении спектакля, но потом решил иначе: так как три из этих песен (песня Марии или Марики, песня Жюли и песня Мускат) – о любви, хоть и о совершенно разной, я ставлю их в начале спектакля, чтобы сразу же эмоционально заявить тему любви. В начале прозвучит и песня Лилиома – ее будут петь нынешний Лилиом вместе с предыдущим. И только песня Фиксура прозвучит во время спектакля.

Фото: Янис Дейнатс

Спектакль рассказывает о Лилиоме, карусельном зазывале. А сами вы детстве любили кататься на каруселях?

В моем детстве, в пятидесятые годы, эта радость была очень, очень редкой. Я спрашиваю себя – а была ли в годы моего детства в Риге хоть одна карусель? Кажется, в детстве это удовольствие меня миновало, хотя я знал, конечно, что карусели существуют, и видел их в книжках с картинками... Поэтому получилось очень странно: в солидные уже годы, между 30 и 40, когда я впервые оказался в Америке, на один день меня отвезли в Диснейленд. Там были американские горки, и чего там только не было! На самые ужасные аттракционы нас, конечно, не повели, но это было так здорово!
 

Не могу вам рассказать, как безумно рад я был! Я готов был испробовать все аттракционы подряд, карусели и пиратские корабли...Я был так счастлив! Очевидно, это стало некоей компенсацией того, что я недополучил в детстве. Если меня сегодня снова позовут в Диснейленд, я готов! Мне очень, очень по душе эти забавы.

Возвращаясь из Парижа, я всегда думаю: ну вот, снова забыл, что и там есть Диснейленд! Наверное, людям было бы интересно посмотреть на пожилого дядечку, спешащего от одного аттракциона к другому. Карусель – это великолепно!

Возможно, команде спектакля стоило бы съездить в Будапешт, где жил герой пьесы Ференца Мольнара, и покататься на каруселях?

Так всегда говорят актеры: если ставим французскую пьесу, нужно ехать в Париж. (улыбается). Максимум, что мы могли себе позволить – съездить в "Браки" Блауманиса, когда ставили "Злого духа". И, когда ставили "Землю зеленую" Упитиса, прокатились по Скривери – там, где Бривиньш ездил на своей повозке.... Теперь это не проблема – съездить можно куда угодно, были бы деньги.

Каспар Гарда, "Рига-2014".

Вы рассказывали, что "Лилиом" ставился как балет, как спектакль Вильнюсского театра. Потому ли эта тема вдруг стала актуальной, что людям не хватает любви?

Да, и это первый аргумент. Второй состоит в том, что это действительно благодарный материал, в том числе для балета, для фильма. Это ведь очень красивая история, но играть ее нужно с отдачей.

А на сцене-то карусель будет?

Нет, не будет (улыбается.). Самое интересное всегда – это то, что остается дофантазировать зрителю. Будет музыка карусели и ощущение присутствия. Видите ли, ставить карусель на сцене – это слишком иллюстративно. Кроме того, в данном случае карусель – нечто большее, чем реальная карусель, это парадиз для жителей окраин, где есть Лилиом, дарящий им радость. Потому что Лилиом — вечен! Это тип мужчины, который нравится женщинам. Он не из "правильных"; женщины и любят, как правило, таких слегка шальных, неправильных, независимых, романтичных...И мне кажется, что легенда о Лилиоме, как и этот тип мужчины, - вечная.

0 комментарии

Возможность комментировать - только для зарегистрированных пользователей!