Зимовка - Рижские истории. Что делать, когда наступают холода?

Зимовка - Рижские истории. Что делать, когда наступают холода?
Рейнис Петерсонс
Сергей Тимофеев
12-02-2014 Latviski A+ A-
Лёд – это одна из главных загадок Земли. Так всегда думал бобёр. Он никогда не мог понять, как это: то, что буквально пару дней назад было жидким и что невозможно было удержать в лапах, вдруг превращалось в холодную глыбу с синеватым оттенком. Когда первая корочка льда покрывала городской канал, бобёр выходил на землю и доставал из норы шерстяную шапку и шарф – это был знак того, что наступают серьёзные холода и теперь твоё дыхание будет моментально превращаться в облачко пара.
Через пару дней слой льда стал действительно очень твёрдым и глубоким, и вот однажды утром бобёр несколько раз постучал по нему, проверил на прочность, оттолкнулся и заскользил на задних лапах. На него смотрел с берега кот и загадочно улыбался. 
 
„Привет, кот!, – сказал бобёр. – Выходи на лёд!”
 
„Мне и тут неплохо, – ответил кот. – Я, собственно, жду трубочистов. Они обещали прийти сюда поиграть в снежки на Бастионной горке. У них есть особая трубочистская игра для этого. Называется “побелка”. Это кто из них кого побыстрее побелит – забросает снежками так, что вся их обычная чёрная форма покроется снегом и из неё будет видно только весёлое раскрасневшееся лицо”.
 
„А вот и мы!” – закричали уже издалека знакомые им трубочисты. Они, кажется, уже успели поиграть в „побелку” и были все в снегу и очень весёлые. 
 
„А вот и я тоже!” – спикировал сверху Золотой петух. Он, как и кот, приземлился не на лёд, а на бережок рядом. Всё-таки он был из металла – приходилось быть поосторожней.
 
Но лёд действительно был очень прочен. Потому что он запросто выдержал Большого Кристапа с мальчиком на плече.
 
Кристап скользил на огромных коньках и улыбался, его борода заиндевела.
 
А мальчик держал в руке бело-голубой флажок и весело махал всем своим друзьям. Вот они подъехали поближе, Кристап сделал элегантный круг и остановился возле бобра.
 
„Эх, друзья, как же я рад вас видеть! – воскликнул бобёр. – В холода особенно приятно быть в дружеской компании. У нас с вами получается настоящая Рижская зимовка!”
 
„А мы принесли термосы с чаем из шиповника!” – закричали трубочисты, отряхнулись от снега и достали из своих рюкзачков большие термосы и кружки. - А для петуха мы захватили немного машинного масла –  в такие холода ему и его металлическим деталям не повредит".
 
„Спасибо, друзья! – воскликнул петух. – С вами никакие холода, бури и айсберги мне не страшны. Ку-ка-ре-ку!”
 
„А я…, – сказал кот, – …прихватил тут старый маленький приёмник, кто-то его выбросил. Даже батарейки в нём есть. Вроде работает…”
 
„Сейчас настроим, – обрадовался трубочист Карлис. – Поймаем какую-нибудь весёлую музыку». И точно – они почти сразу поймали волну, на которой чей-то задорный голос пел: ”Больше всего мне нравится зима… Когда можно есть снег и запихивать его под рубашку„… ”Отличная песня, – сразу же определил трубочист Янис. – Оставляй!"

 

И все они стали плясать на берегу и на льду, и даже петух сначала попробовал лёд одной ногой, потом другой, и только убедившись, что он действительно оооочень толстый, заскользил по нему вместе с остальными.
 
Идущие по своим делам люди кутались в воротники своих курток и шарфы, надвигали на уши шапки. Но и они улыбались весёлой компании друзей и махали им руками в перчатках и варежках. А дети упрашивали мам: „А можно к ним?… А можно к ним?” И мамы говорили: „Хорошо, только на лёд не выбегайте”. А некоторые особенно смелые мамы, предварительно, как и петух, хорошенько потопав по льду, тоже присоединялись к весёлой компании и кружились на льду под весёлую музыку.
 
А песня всё не кончалась и не кончалась, и, кажется, даже башни Домского собора и церкви Петра стали немножко покачиваться в такт, но в меру, конечно, чтобы не напугать туристов.
 
А чай был горячим и вкусным. А кто-то сбегал за пирожками и ватрушками. А кто-то опять предложил поиграть в снежки. А кто-то – слепить снеговика. И всем было весело и тепло, несмотря на то, что стояла холоднющая погода. 
 
„Рижские зимовки – они такие, очень согревательные!” – решил бобёр поздно вечером, накрываясь шерстяным пледом в своей норе и вспоминая весь этот день. И он был абсолютно прав.
 
Читайте другие „Рижские истории”

0 комментарии

Возможность комментировать - только для зарегистрированных пользователей!