Зимовка - Рижские истории. Что можно поменять на один полёт?

Зимовка - Рижские истории. Что можно поменять на один полёт?
Рейнис Петерсонс
Сергей Тимофеев
12-02-2014 Latviski A+ A-
Чёрный кот и бобёр сидели на берегу городского канала и болтали о разных новостях. „И вот представляешь… – рассказывал кот. – Оказалось, что в печной трубе лежал ключ от всей Риги! Там мы его и оставили в конце концов!” „Здоровски”, – отозвался бобёр. «Молодцы!»
Потом он немножко задумался и погрустнел: „Везёт вам, на крышах бываете, на город сверху смотрите. Это, наверное, великолепное зрелище. А я вот на всё снизу вверх смотрю – из канала или из реки. Совсем другие виды”.
 
Кот легонько хлопнул его лапой по плечу: „Не переживай, хочешь посмотреть на Ригу с высоты – не проблема! Видал золотого петуха на Домском соборе? Он – мой приятель. Когда я нахожу на мостовой монетку-другую, всегда покупаю ему в магазине пакетик пряников. Знаешь, с каким удовольствием он их клюёт? Для него они как зёрнышки для обычного попугайчика”.
 
„Ты дружишь с золотым петухом? И мы можем к нему подняться? Правда?” – бобёр от удивления широко открыл глаза и посмотрел сначала на кота, а потом далеко-далеко вверх, туда, где блестела золотая точка.
 
„Конечно, но хорошо бы прийти к нему с гостинцем. У тебя нет монетки?” – спросил кот.
 
„Нет… – ответил бобёр. – А рыбу он любит? Я бы поймал ему что-нибудь на обёд”.
 
„Нет, он ещё подумает, что мы над ним издеваемся. И клюнет нас пару раз в макушку”.
 
„Не хотелось бы, – сказал бобёр. - Может, выгрызть для него хорошую палку для прогулок? Это я запросто. Полчаса – и готово”.
 
„Палку для прогулок – смеёшься, что ли? Ты видел у петухов передние лапы? Чем ему держать твою палку? Ладно, пойдём так. Может, по дороге что-нибудь придумаем”, – заключил кот, и они отправились.
 
Кот прыгнул на дерево, за ним медленно полез бобёр, он пыхтел, сопел, но не сдавался. Наконец они перелезли на крышу, оттуда на другую, затем на третью. Но дальше было только небо, а высоко вверху – шпиль Домского собора. „Петух, эй, петух! – крикнул кот. - Спустись на минутку! Пожалуйста!”
 
И вдруг что-то блестящее и даже сияющее спикировало на них с неба.
 
„Ха-ха, приятели! Рад видеть вас в добром здравии! Старина кот, сколько лет сколько зим!” – произнёс высоким, чуть дребезжащим голосом огромный золотой петух и подмигнул им.
 
„Вот, позволь представить – мой друг бобёр, обитатель городского канала, подводный и надводный скульптор…”
„Это правда?” – спросил у бобра петух. „Грызу потихоньку”, – скромно признался бобёр.
„Отлично! – сказал петух. – Мне всегда нравились художники, они сидят в своих мастерских на чердаках, что-то там рисуют, а изредка смотрят в небо и улыбаются”.
 
„Бобёр тоже улыбается, но под водой!” – заметил кот.
 
„Под водой? Феноменально! Как бы я мечтал оказаться хоть на пять минут под водой… А то всё высота да высота. Одно и то же…” – признался петух.
 
„Отлично, покажи бобру вид сверху, а он тебе потом покажет вид снизу!” – недолго думая, предложил кот.
 
„Запросто! – ответил петух. - Залезайте ко мне на шею”.
 
Бобёр и кот так и сделали. И петух взмыл вверх. Город, его крыши, его высотки и его башни, река и мосты – всё раскинулось перед ними. Пара взмахов золотых крыльев – и они оказались на самой верхушке шпиля. 

 

„ААААААА – закричал тут бобёр. – Держите меня, я сейчас упаду! У меня голова кружится, а лапы заплетаются! ААААА! Я хочу назад! Скорее!”
 
… Через пару минут, когда они уже были на земле, бобёр перевёл дух и с уважением посмотрел на петуха: „И ты всё время сидишь там и не спускаешься? Ты настоящий герой! Что ж, я буду рад показать тебе самые потаённые закоулки дна…”
 
Они спустились к каналу. Золотой петух забрался на мостик над каналом, подпрыгнул и ухнул вниз. Бобёр нырнул за ним, а кот уселся на бережку вылизывать свой хвост. Но он подскочил на все четыре лапы (а его шерсть встала дыбом), когда из воды, весь в брызгах, блистая взмахами золотых крыльев, вырвался петух с воплями: „АААААА! Как там темно! И нечем дышать! И кругом ничего не видно! И всё куда-то плывёт и тащит тебя… АААААА!”
 
Бобёр вынырнул из воды и недоумённо посмотрел на отряхивающегося Золотого петуха. „Вода сегодня очень даже тёпленькая…” – произнёс он смущённо.
 
Потом они все сидели на берегу и молчали. „Ты всё-таки храбрец, – какое-то время спустя сказал бобёр петуху. – Жить там, наверху, где только ветер да чайки…” 
 
„Нет, это ты храбрец, – возразил петух. – Прогуливаться в полной тьме, когда всё вокруг куда-то струится… Среди затонувших брёвен и снующих рыб. И без воздуха…”
 
„Знаете, все мы очень даже неплохи в своём роде, – заключил кот. – Будем дружить?”
„Конечно!” – в один голос поддержали его петух и бобёр. 
 
"И, может, в следующий раз я продержусь на шпиле на минутку подольше", – сказал бобёр.
"А я под водой, – сказал петух. – Вряд ли существует маска аквалангиста на мой размер, но ведь можно использовать какую-нибудь трубу как соломинку. И дышать через неё".
 
"Я выгрызу для тебя такую трубку-соломинку из дерева", – сказал бобёр.
 
И вот так они сидели и сидели, вполне себе по-дружески, пока не зашло солнце, не зажглись фонари и не настало время расходиться по домам.

Читайте другие „Рижские истории”

0 комментарии

Возможность комментировать - только для зарегистрированных пользователей!