Зимовка - Рижские истории. Что можно найти в рижских трубах?

Зимовка - Рижские истории. Что можно найти в рижских трубах?
Рейнис Петерсонс
Сергей Тимофеев
12-02-2014 Latviski A+ A-
„Ну, что там?” – спросил один трубочист другого. „Десять килограмм сажи и пять заброшенных бурей пластиковых пакетов!” – ответил другой, вылезая из печной трубы на крышу с ведром, полным до краёв. „А алмазы?” – продолжал спрашивать первый. „Ха! А дохлую ворону не хочешь?” – произнёс второй и хрипло засмеялся.
Эти их обычные трубочистские шуточки назывались „чёрный юмор”, ведь и одевались они в чёрную рабочую одежду, любая другая очень быстро пачкалась. И шутки у них были свои, фирменные.
 
Они чистили трубы, да, но если честно, они немножко и охотились за алмазами. Потому что все учёные в мире знают, что у угля, которым частенько топят большие печки, и у алмазов – очень похожий состав.
 
И порой они находили настоящие рижские алмазы, правда, не очень часто, раз в пять-десять лет. И делали из них пуговицы, блестящие и сверкающие, которые, увы, покрывались со временем сажей. Так что уже сложно было понять, какие пуговицы у них обычные, а какие драгоценные.
 
Но к пенсии обычно у каждого рижского трубочиста все пуговицы были алмазные. Потом они их протирали платочком, вымоченным в одеколоне, от чего те начинали блестеть как новенькие, и относили их ювелирам. А на вырученные деньги покупали себе домик где-нибудь у моря, сидели там на лавочках и читали газеты, попыхивая трубками.
 
Но в этот раз, как и вчера, и позавчера, и уже довольно много дней подряд, алмазы не попадались по пути этим двум товарищам. Первый трубочист, его звали Янис, похлопал второго, чтобы очистить его от насевшей на одежду пыли и сажи. Второй, которого звали Карлис, тоже пару раз хлопнул по себе, поднимая небольшие облачки пыли.
 
А потом они стали раскачиваться из стороны в сторону, вставать на цыпочки, тянуться, разводить руками. Просто было как раз двенадцать дня, а в это время у трубочистов было заведено проводить сеансы гимнастики. Им надо было быть в форме во всех смыслах. Ведь если питаться всё время булочками с изюмом, которые они так любили, в один прекрасный день можно застрять в трубе. И устроить целое дымное затопление. Ведь дым тогда пойдёт не струйкой к небу, а обратно в камины и печки, а оттуда в комнаты и подвалы, где люди будут кашлять и тереть глаза, повторяя: „Явно кто-то переел булочек с изюмом”. Это же какой конфуз может произойти! Но такого, прямо скажем, не бывало уже давно.

 

Зато в хороший полдень на рижских крышах можно увидеть небольшие группы увлечённо занимающихся гимнастикой людей в чёрном. Вот и сегодня Янис кланялся то налево, то направо, а Карлис увлечённо приседал.
 
„Браво, браво, – сказал им чёрный кот. – Отлично у вас выходит!” Кот лежал за громоотводом, расслабленно обмахиваясь хвостом. Кажется, он улыбался.
 
Трубочисты застыли, а потом распрямились, кажется, чуть смущённо.
 
„Как ты так подкрадываешься? – спросил Янис. – Никогда тебя не замечаю. Вечно ты – бац! и уже здесь, лежишь, хвостом обмахиваешься”.
 
„Ты не мог бы передвигаться как-нибудь заметней? – подхватил Карлис. - А то мы теряемся. А растерянные трубочисты – это непорядок”.
 
„Вот что, друзья мои”, – сказал кот. - Мы можем ещё долго выяснять, кто тут самый незаметный, а кто самый растерянный. Но тогда у меня не хватит времени рассказать вам, что я увидел в отверстии трубы того старинного дома, который вы, люди, называете одним из Трёх братьев".
 
„Ты увидел там… алмаз?!” – воскликнул Карлис.
 
„Возможно”, – ответил кот.
 
„Отправляемся туда!” – сказал Янис. И так они и сделали. Кот, как обычно, примчался быстрее и незаметнее всех, потому что перемещался по крышам. Но вот наконец на ту самую крышу одного из самых старинных домов города выбрались и трубочисты. Они тяжёло дышали и отдувались.
 
„Давай спускайся”, – сказал Янис. И Карлис полез в трубу, где, кажется, действительно что-то блестело. Он исчез в трубе, а потом кот и Янис услышали: „Ого!”
 
Затем из трубы появилась удивлённая голова Карлиса, а потом его рука, которая держала старинный замысловатой формы ключ.
 
Трубочисты и кот разглядывали этот ключ целую минуту. Потом кот сказал: „Хм. Я знаю, кто может сказать, от чего это ключ. Большой Кристап! Он столько всего видел на этом свете”.
Трубочисты кивнули. „Но давайте пойдём к нему завтра, мы и так бегали по всему городу. Хватит уже беготни для одного дня”, – взмолился Карлис.
 
„Верно, – сказал кот. - Выпьем утречком по чашке цикориевого напитка с молоком и пойдём”.
 
Так они и решили.
(Продолжение следует)
 
Читайте другие „Рижские истории”

0 комментарии

Возможность комментировать - только для зарегистрированных пользователей!