Зимовка - Рижские истории. Что нужно бобру для счастья?

Зимовка - Рижские истории. Что нужно бобру для счастья?
Рейнис Петерсонс
Сергей Тимофеев
12-02-2014 Latviski A+ A-
Бобёр выбрался из тёмной густой воды городского канала. Под водой было тихо и спокойно, а над водой звучали шаги, шуршали колёса, громыхали тяжело нагруженные машины, звучали голоса. Бобёр не очень любил шум, поэтому выбирался на поверхность только ночью, когда бурлящая городская жизнь стихала и фонари отражались в лужах и витринах бульвара.
Бобёр был скульптор, по крайней мере он себя им считал. Он раз за разом обгрызал по кругу деревья, так что у них в конце концов появлялись талии. Он видел потом, как люди таращились на эти деревья днём, показывали пальцем и говорили: „Явно бобёр поработал!”
Да, его стиль узнавали. Но он не считал, что это успех. Он понимал, что ему надо трудиться и трудиться…
 
Вот и сегодня он облюбовал стройное деревце на берегу канала. Скоро оно станет ещё стройнее под его трудолюбивыми резцами. Бобёр подвигал челюстями, как будто разминаясь. Он открыл рот и…
 
„Ну, ты, лохматый, – совсем отсталый кекс!”  – услышал он у себя над ухом. „Ты здесь это дерево сажал? А если нет, так чего ломаешь?”
 
На ветке прямо над ним сидел большой чёрный кот, уставившись на него жёлтыми зрачками, и лениво помахивал длинным самоуверенным хвостом из стороны в сторону.
 
„Невежа! – сказал бобёр. - Я – художник, скульптор. Я превращаю простые деревья в шедевры. Никто в городе не сравнится со мной в мастерстве выгрызания по дереву”.
 
„Сегодня днём я слышал разговор двух парковых рабочих, – насмешливо продолжил кот. – Они говорили о тебе. Сказали: ещё одно попорченное дерево – и на тебя поставят капкан”.
 
„На меня… капкан?! Ты хочешь сказать, что людям не нравятся обгрызенные деревья? Разве они не сажают их специально для меня каждой весною по берегам канала? Разве не ждут, что я обращу на них внимание?” – удивлённо произнёс бобёр и нахмурил свои мохнатые брови. 
 
„Пойми, – сказал кот, мягко и ловко спрыгнув на землю рядом с бобром, застывшим небольшим столбиком раздумий и печали. - Мир не всегда такой, как нам кажется. Не всё создано только для нас. У других может быть совсем иная точка зрения на то, что для нас выглядит очевидным”.

 

Его жёлтые зрачки глядели на бобра загадочно, но, как тому показалось, дружелюбно. Рижская ночь со звёздами и фонарями окружала их со всех сторон.
 
„Я живу здесь недалеко на одной симпатичной крыше, – продолжил кот. – Зарабатываю на жизнь тем, что показываю самые короткие и надёжные тропинки к трубам рижским трубочистам. На молоко и селёдку хватает…” – сказал кот и улыбнулся. „А ты,  я вижу, новичок в городе? Могу тебе давать советы за пару рыбёшек, если ты поймаешь их в канале”.
 
„Рыбы здесь немного. Самому еле хватает”, – вздохнул бобёр.
 
„Но если случится удачный улов – обязательно поделюсь. Спасибо, что предупредил меня. Капкан мне совсем не по вкусу”.
„Ну смотри”, – сказал кот. - Если что – только свистни. По крышам допрыгаю до тебя в два счёта". Он потянулся, на секунду напрягся и как выпущенная из лука стрела рванул вверх на ветку дерева поменьше, оттуда перескочил на высокий дуб, с дуба – на близстоящий дом, и вот уже его чёрный хвост мелькнул на скате крыши.
 
„Мммм… Хорошо”, – с запозданием вырвалось у бобра. Он посмотрел на деревце. Юное и доверчивое, стояло оно на берегу канала. 
 
„Ну что… Буду выгрызать из упавших веток палки для прогулок и для флагов. А вдруг это мне надоест? А вдруг это совсем не так интересно?” – задумался бобёр. 
 
„А надоест – пойду в гости к коту. Мне почему-то кажется, что мы подружимся. А для чего нужны друзья – именно для того, чтобы вместе было нескучно!” – решил бобёр, втянул в ноздри прохладный ночной воздух и как заправский пловец нырнул в канал.
 
Там было тихо, и только лучи от близких фонарей слегка пробивались сквозь сумрачную воду. Вдруг его лапы уткнулись в лежащее на дне бревно, оставшееся от вбитых ещё в прошлом столетии свай. Бобёр вцепился в него лапами, подтянулся поближе и… как вгрызся!
 
„Вот! Хрум-хрум! А ещё я стану первым в мире подводным скульптором по дереву. Хрум-хрум! Сюда будут приезжать экскурсии смотреть на мои художества. Людям будут выдавать акваланги и они будут нырять, чтобы осмотреть феноменальный подводный Музей рижского бобра! Хрум-хрум! Вот тогда мне точно не будет скучно. Детей буду пускать в музей бесплатно, а взрослые будут покупать билеты, но зато в придачу получать палочки для прогулок. Отлично придумано! Хрум-хрум!”
 
И тонкая струйка пузырьков и щепок, поднимавшаяся к поверхности, говорила о том, что бобёр снова полон планов и энергии. 
 
А чёрный кот на одной из самых высоких рижских крыш смотрел на это всё и улыбался.
 
Читайте другие „Рижские истории”! 
 

0 комментарии

Возможность комментировать - только для зарегистрированных пользователей!