Органистка Ивета Апкална: наконец я наиграюсь от души!

Органистка Ивета Апкална: наконец я наиграюсь от души!
Kaspars Garda, Rīga 2014 . Органистка Ивета Апкална
Una Griškeviča
15-04-2014 Latviski A+ A-
Этот год у органистки Иветы Апкалны – очень насыщенный. Во вторник, 15 апреля, она играет в Резекненском концертном зале „Gors”на концерте открытия нового органа, который удалось получить именно благодаря упорству и настойчивости органистки. Мы услышим виртуозную игру Иветы Апкалны и 6 июля, когда возле Латвийской национальной оперы состоится концерт программы „Рига-2014” „Рождены в Риге”. „Главное — не забыть дома специальные туфли для игры на органе. Это худшая беда, чем забыть ноты, потому что их, по крайней мере, можно прислать по факсу”, - улыбается органистка.
Вы примете участие не только в открытии органа „Gors”, но в одном из крупнейших концертов программы „Рига-2014”. Что, по-вашему, значит для Риги титул культурной столицы Европы?
 
Во-первых, я заметила, что моя любимая улица Тербатас начала оживать. Еще несколько лет назад, когда мы гуляли там с мужем, многие магазины и кафе были закрыты или пустовали. Теперь здесь открываются новые кафе с летними террасами. Нам очень нравится сидеть на одной из них и наблюдать, как вокруг течет жизнь (задумывается). В одном из интервью певец Александр Антоненко сказал, что Рига давно заслужила быть культурной столицей Европы. Культура еще с советских времен, начиная с Раймонда Паулса, Лаймы Вайкуле и хора мальчиков, была и остается визитной карточкой страны, и — пусть мне и не нравится это слово – товаром. Если иногда и бывало стыдно за политическую и экономическую ситуацию в стране, уровень безработицы, количество абортов и самоубийств, то за культуру – никогда. Ни разу я не испытывала неуютного ощущения, что в культуре что-то нужно исправлять.
 
Наоборот, нас узнавали, знали и продолжают знать именно благодаря культуре. И, мне кажется, сейчас лучшее время для того, чтобы Рига была культурной столицей Европы, потому что именно сейчас мы вышли из кризиса. 
 
Был момент, когда мы балансировали на лезвии ножа и превратились в почти убогую страну, в этаких сироток, которыми мы часто сами себя делали. Поэтому я хочу, чтобы теперь люди снова ехали в Латвию и видели, как мы, маленькие, но сильные и упорные, познав горечь, встали все-таки на ноги. Я уверена – всему свое время. Как и органу в „Gors”.

У вас наверняка есть об этом собственная история? 

Да. Если бы год назад перед открытием концертного зала „Gors” не сломался заимствованный цифровой орган, не было бы и нынешнего  15 апреля, когда целый вечер будет посвящен чудесному, качественному инструменту, на котором я разыграюсь от души. В любом хорошем всегда есть частичка негатива, и наоборот. Меня никто не просил: Ивета, найди орган, у нас есть деньги. Поэтому, никому ни слова не сказав, я начала искать спонсоров, потому что хотела сделать сюрприз своему городу. Совсем уж сюрприз не получился, пришлось раскрыть карты и просить о помощи, но никто не сказал: „Ты с ума сходишь, нам этого не надо, успокойся!” Все были рады и благодарны мне за то, что я делала. Правда, в момент, когда я присмотрела нужный орган, в бюджете у меня был ноль евро, но были желание и амбиции.
 
В момент, когда не было денег, я „включила” латгальский максимализм и упрямство, потому что так и надо – всё либо ничего.
 
В поиске спонсоров поначалу не везло, но в конечном итоге нашлись те, кто помог - „Latvijas meži”, и я рада поддержке культуры со стороны государства. Неизвестно было даже, точно ли появится орган на сцене к 15 апреля, хотя дату концерта уже объявили. До первого апреля был сплошной стресс, как лотерея, в которой участвуешь без уверенности в выигрыше, хотя выиграть очень надо, иначе будет нечего кушать (смеется). Теперь орган есть, мне многие помогали, но сама идея – мудрая ли, безумная – была моя. Я рада, горда и всё пропустила через себя, будто выносила и родила третьего ребенка.  

Может быть, в той поломке органа в прошлом году было нечто символическое? 
 
На самом деле, да (улыбается). Инструмент, одолженный для концерта, был не настоящим цифровым органом, а просто пультом с с педалью. Теперь в зале „Gors” будет действительно солидный игровой пульт, где мануальная клавиатура соединена с педалями и панелью, с технологически развитым звуком, и каждую воображаемую трубку интонировали специалисты фирмы „Johannus Eccelsia”. Поэтому орган не нужно будет настраивать каждый день. 
 
Видимо, это один из аспектов, заставивших выбрать именно цифровой орган. Очевидно, были еще какие-то аргументы в пользу такого инструмента? 
 
Были и финансовые соображения. Кроме того, такой инструмент очень быстро можно переместить со сцены за кулисы, что важно для многофункционального зала. Однако людям, слушающим инструмент с закрытыми глазами, и в голову не придет, что это цифровой орган – может быть, даже возникнет ощущение, что они находятся в Домском соборе (улыбается). Я никогда не относилась с предубеждением к цифровым органам – у меня такие дома, в Риге и в Берлине. Я не отказываю, когда меня приглашают куда-нибудь, где нет настоящего органа, „на природу” или в студию. Дело ведь не в органе, а в органисте. 
 
Посадите неумеху хоть за орган Домского собора – ничего хорошего не выйдет. Если художник гениален, мне все равно, рисует ли он на стене или на холсте. Важно, что он хотел сказать, и то, что сказать это он может на любом материале. Высококлассный органист должен уметь играть и на цифровом, и на обычном инструменте.
 
Возвращаясь к открытию „Gors”, отмечу, что звучание заимствованного органа вызвало у меня „аппетит”. И вот пришел момент, когда состоится концерт открытия именно органа. Мне кажется, концертный зал давно его заслужил, именно в таком регионе, как Латгале, очень религиозном, очень полном музыки. 

И обязательно нужно порадоваться тому, что латвийская публика познакомится наконец с разнообразным репертуаром органной музыки.
 
Именно так! Потому что раньше некоторые большие опусы для хоров и оркестров не включались в репертуар из-за отсутствия органов в концертных залах. Хор „Latvija”, симфонический оркестр, дирижер хотели бы, но негде. Наконец этот вопрос решен, и, мне кажется, хорошо, что первый такой инструмент будет не в Риге, а в Резекне. Это и символично, потому что первое отделение игры на органе в музыкальной школе было открыто именно в Резекне. И я была его первой студенткой! (улыбается). 
 
От учительницы музыки, у которой я 12 лет училась играть на пианино, я получила после концерта благодарность и маленькую иконку, на которой было написано, что Бога нужно не только молить, но и благодарить. И не только Бога, но и всё в это мире. 
 
И у меня всегда была мысль что-то дать своему городу, Резекне, говоря „спасибо” за все, что дал этот город мне. 
 
Все это сложилось, как кубики лего, и вот у моего города есть орган. Правда, официально он принадлежит Резекненской музыкальной школе, и это означает, что учащиеся наконец могут тренироваться и приобретать столь необходимый концертный и сценический опыт. 
 
Судя по программе концерта, на органе вы играете не одна.
 
Да! Чудесно, что „Sinfonietta Rīga” и Нормунд Шне согласились приехать в Резекне ради одного произведения длиной в 23 минуты, чтобы сыграть после сольной программы концерт Пуленка для органа с оркестром. Мне хотелось, чтобы орган показал все свои вариации, поэтому я сыграю произведение и для педального соло (когда в игре участвуют только ноги). Прозвучит также токката Айвара Калейса, одно из моих любимых произведений. Концерт длится полтора часа, и его в прямом эфире транслирует программа Латвийского радио „Классика”. 
 
Совсем скоро, 25 апреля, новый орган, построенный латышским мастером, откроется и в Музыкальной академии. А вам не приходило в голову привлечь к строительству органа для „Gors” нашего органного мастера Яниса Калниньша? 
 
Орган, нужный для такого большого концертного зала, стоит миллионы! И Янис Калниньш такой большой ни разу еще не делал. Конечно, орган Музыкальной академии – это очень хороший инструмент, особенно для повседневной работы студентов. Но, если мы говорим о настоящем органе, для „Gors” или любого другого концертного зала в Латвии, думать нужно о фирмах, уже строивших органы для концертных залов. Это все-таки большой объем. Инструмент Яниса Калниньша был бы хорош для камерного зала на 200-300 зрительских мест. Я отношусь к числу патриотов, поддерживаю „свое”, но я и человек, живущий сегодняшним днем. У меня очень много идей, как использовать резекненский орган в будущем, что с ним можно делать. 
 
Можно проводить региональный, для учащихся музыкальных школ или даже международный конкурс или фестиваль. Может быть, привлечь на мастер-классы зарубежных педагогов?
 
Говоря глобально, я была бы рада, если бы больше молодых людей хотели обучаться игре на органе и заниматься в органных классах, чтобы не было такой грустной ситуации, как в прошлом году, когда в Музыкальную академию не поступил ни один органист.
 
А возможно ли, по-вашему, что „Gors” подключится к обороту концертных залов Северной Европы?
 
Это было бы логично. Даже если отбросить орган, мне кажется, что концертный зал „Gors” уже по сути, благодаря своему качеству, планке и всему, что может предложить, вступил в весьма высокопоставленную „компанию”. Я музицировала во множестве концертных залов, и некоторые из них не так хороши, как „Gors”. И я говорю это не только как как уроженка Резекне! Действительно, „Gors” за год уже оправдал себя. Посмотрим, что произойдет, когда появятся конкуренты – Цесисский концертный зал, правда, без органа, лиепайский „Lielais dzintars”. Но что касается ”вступления в компанию„ – это точно! И вообще, у Резекне стало другое лицо – город стал ухоженным, как столичные дамы. Я рада, что могу сказать друзьям: приезжайте в Резекне, здесь столько всего можно посмотреть! Центр творческих услуг ”Zeimuļs„, собор, музей, ”Gors", в конце концов… я знаю, на что приглашать людей. И это не только патриотично, но и объективно, не связано с тем, что я из Резекне.

 

 
Тогда, может быть, стоит перенести в Резекне церемонию Большой музыкальной награды? 
 
А почему бы и нет? Например, немецкая награда „Echo Klassik” вручается каждый год в разных городах – несколько лет в Берлине, затем в Мюнхене. А если еще „Latvijas Dzelzceļš” позаботится о том, чтобы поезд из Риги в Резекне и обратно шел в подходящее время, чтобы попасть на концерт, а потом добраться домой… Если уж можно организовать специальный поезд на Праздник оперной музыки в Сигулде, то можно и в Резекне. Смотрите-ка, какие хорошие идеи у нас возникают (смеется)! 
 
Вернемся к Риге как культурной столице Европы: вы участвуете 6 июля в концерте звезд „Рождены в Риге” возле Латвийской национальной оперы…  
 
Говоря субъективно, я довольна, что добилась того, чтобы на концерте звучал орган с оркестром. Сначала предполагалась, что будет прямое подключение к Домскому собору, но мне показалось важным показать широкой публике, что делает органист. Кроме того, мне хотелось быть вместе с остальными артистами на сцене и выступить с таким фантастическим дирижером, как Андрис Пога, с которым я уже музицировала во Франции. Я знаю, что ему очень нравится орган и он прекрасно совмещает его с оркестром (улыбается). Для этого концерта мы выбрали последнюю часть органного концерта Иозефа Йоргена „Sinfonia Concertante”. Правда, остается вопрос, на каком органе я буду играть, но есть ведь, в частности, новый орган „Gors”... И я очень рада, что орган будет на сцене. С певцами проще, их, вместе с оркестром, можно „поставить” куда угодно; с роялем уже сложнее, а орган будет на этом концерте самым большим инструментом. 
 
Я знаю, в программе Риги – культурной столицы Европы много прекрасных концертов, но этот будет абсолютным „гвоздем”. Такая „эссенция” музыкантов на одной сцене в течение одного вечера – редкое явление. 
 
Все звезды будут на одной сцене, и для меня большая честь войти в эту плеяду. Сначала это совсем не казалось мне таким уж само собой разумеющимся, но я очень рада такой возможности. Остается только надеяться на хорошую погоду — договориться там, наверху. Так что этим летом я проведу в Латвии больше времени, потому что с чисто профессиональной точки зрения хочу участвовать во всех этих событиях и хочу, чтобы мои дети насладились этой атмосферой. Я никогда не забуду свои переживания на праздновании 800-летия Риги, когда я выступала на концерте, будучи юной студенткой. Это нечто особенное, и я не знаю, когда снова повторится нечто подобное множеству событий этого лета. Поэтому я хочу, чтобы дети это видели, слышали, пришли на концерты и выставки. Я также пригласила друзей и знаю, что многие из Германии собираются в Ригу насладиться программой культурной столицы. Я надеюсь, некоторые доедут и до Резекне.  

 

0 комментарии

Возможность комментировать - только для зарегистрированных пользователей!