Вонзить ногти в землю. „Сад Свободы” и тетрадь „Огороды”

Вонзить ногти в землю. „Сад Свободы” и тетрадь „Огороды”
Kaspars Garda, Rīga 2014
02-06-2014 Latviski English A+ A-
„Базилик лучше высаживать после Янова дня, иначе он может замерзнуть. Горчица дезинфицирует почву, а кроты не уживаются с медведками”, - вот только несколько рекомендаций из изданной межотраслевой арт-группой „Serde” тетради традиций под названием „Огороды”. Эта брошюра представляет собой опыт документирования и изучения традиций огородничества в Риге и стартует в программе „Рига-2014” вместе с проектом „Сад Свободы” на Видземском рынке, который был посажен еще 17 мая.

С авторами идеи „Сада свободы” и тетради „Огороды” Сигне Пуценой и Иевой Витолой мы встретились накануне еще одного проекта „Serde” на Видземском рынке („Растительное покрывало” французского художника Жоана Симона Перре). Мы присели на пыльное крыльцо мясного павильона, который уже несколько лет, после пожара 2007 года, закрыт для посетителей, но при этом его внешнюю стену украшает вертикальный огород, или „Сад Свободы”. Мы ведем разговор о своеобразном „деревенском гене” рижан („вонзить ногти в землю”), о том, как лучше вырастить лук и о способности искусства предвидеть будущее.

Культура огородничества начала развиваться в Риге во второй половине XIX века. Как свидетельствуют карты того времени, общественные огороды располагались на Юмправсале, рядом с фруктовыми садами Луцавсалы. Однако история огородов в городе, вероятно, еще древнее, потому что еще в Средние века в каждом монастыре свои грядки возделывали монахи и монахини. В начале XX века с благословения знаменитого рижского мэра Джорджа Армистеда огороды были устроены на городских пастбищах (сегодня – Ганибу дамбис). Нововведение было очень популярным, территории огородов возникали и на других окраинах Риги. Очень распространены огороды в Риге были в годы Первой Республики, а в советскую эпоху пережили новый расцвет. После восстановления независимости их стало меньше , потому что многие огороды располагались в местах, привлекательных для застройщиков. Например, еще десять лет назад обширная территория огородов была на том месте, где сейчас находятся „Arēna Rīga”, Олимпийский спортивный центр и главные здания нескольких банков. В годы кризиса популярность городских огородов возросла, а в молодежной среде их разведение стало стильным занятием, разновидностью досуга.

Проект „Сад Свободы” предлагает решение на будущее, когда Рига станет настолько индустриальной, что в городе не останется ни клочка свободной земли для картошки или томатов, - вертикальный сад с практичной системой полива. Его проектировал архитектор Ивар Шмитс, а технически реализовал Угис Пуценс. Проект сопровождается тетрадью „Огороды”. Частично это сборник советов, но по большей части – реалистичное, не „отшлифованное” корректором чтиво, в котором рассказы об опыте людей перемежаются анекдотическими и драматическими историями.  

Допускаю, что многие читатели не знают, что такое „Serde”. Расскажите о направлениях своей деятельности!

Сигне Пуцена: „Serde” – это межотраслевая арт-группа, в которой объединились художники, архитекторы, ученые и представители других отраслей культуры. В разных проектах эти люди проявляют себя по-разному. Конкретно в проекте „Сад свободы” сотрудничали художники, архитекторы и исследователи. Этот синтез ярко демонстрирует деятельность „Serde”.

Проекты „Serde” подразделяются на несколько дисциплин. Одна из них – визуальное искусство, ради которого в 2002 году был начат проект творческих резиденций в Айзпуте. Сейчас это центр площадью более 1000 кв. м., в котором мы создаем условия для жизни и труда художников. Чаще мы и не видим конечного продукта тех идей, которые развивались в Айзпуте – этот продукт увозится в другие страны, на выставки и биеннале. В сущности, это творческая продюсерская среда. Многие рижские проекты также продюсировались в Айзпуте.

В начале 2000-х годов мы, несколько художников, выпускников ЛХА и Академии культуры, ездили по Латвии и искали место, где открыть мастерскую в сельской среде. Мы нашли в центре Айзпуте замечательный амбар, и руководство города сказало – да, берите, но на том же участке есть и жилой дом. Мы подумали, проконсультировались с археологом-строителем и решили – берем! Ясно было, что второй раз ничего похожего не попадется. И правда, я никогда в жизни больше не начала бы столь амбициозного проекта. Предложенное здание было культурно-историческим памятником, но уже велись переговоры о его сносе. Снести его не разрешали, и мы стали для города своего рода „спасательным кругом”.

Сейчас это в духе времени – обживать заброшенные здания, а мы сделали это еще в 2002 году.

Так мы превратились из художников в строительных экспертов и собственными силами реновировали дом в Айзпуте, что тоже стало частью нашего творческого опыта. Поэтому одно из направлений деятельности „Serde” – реставрация, особенно связанная со старыми деревянными зданиями.

С 2005 года еще одной четкой линией нашей деятельности стало исследование традиционной культуры и публикации. Наша цель – исследовать различные традиции, документировать рассказы людей, и не только складывать их в архив, но и возвращать аудитории. Один из таких проектов был о сборе трав, явлении, которое местная аудитория не ценит. После встреч и разговоров с травницами мы опубликовали книгу, провели серию выставок, „Народную аптеку” и др. Тогда и сами эти женщины поняли, что их знания уникальны и ими нужно делиться. Эта новая книга о культуре огородничества – уже 14-я по счету в серии „Тетради традиций”.

Как давно вы исследуете традиции огородничества в Риге?

Иева Витола: Исследование началось в прошлом году, когда были изучены территории огородов в столице – Луцавсала, Юмправсала и Югла. Мы фотографировали и разговаривали с хозяевами. Фиксировали этнографию – старую мебель, вторично используемые материалы и вещи, ограды, довольно типичные для Риги – из-за воров. Пытались записывать советы для огородников, причем взятые не из книг или журналов, а из практики, наследуемые из поколения в поколение.

Этому сопутствовали рассказы о житейском опыте, о той же борьбе с ворами и бездомными что, к сожалению, очень характерно для рижских огородов. Это увлекательные, а порой и драматичные истории.

Также мы изучали взаимоотношения и быт хозяев огородов – как они обмениваются семенами, саженцами и урожаем.

Все эти исследования собраны в тетради „Огороды”, и мы старались учитывать этот опыт и при посадке „Сада Свободы” – сажать в новолуние, удобрять естественными средствами, например, золой, делать компост из сорняков, заготавливать компост в отдельной бочке.

Вроде бы, очевидные вещи для тех, у кого есть огород.

Сигне Пуцена: У нас есть один зарубежный партнер, который ездит в „Serdе” на разные мероприятия еще с 2003 года, и в один из первых приездов он побывал на праздновании Янова дня, которое нам тоже кажется очевидным. Ну как же – вот луг, цветы, венки, травы...

Но он беспрестанно напоминал нам, что это нужно изучать, делиться знаниями, потому что в Финляндии, где он живет, эти традиции уже утрачены.

Мне самой потребовалось около пяти лет, чтобы обратить на это должное внимание и понять – да, если об этом столько говорят, значит, так и нужно делать. В 2010 году мы провели экспедицию „Herbology and Foraging” с участием латышей и финнов. Так начался сбор трав и изучение городского огородничества, явления у нас пока совершенно естественного.

Иева Витола: Если говорить о травах и „Народной аптеке”, то мне, уроженке села, тоже кажутся очевидными многие вещи, но, собирая травы, я открыла для себя и много нового. Например, у нас в Видземе не собирают и не используют цветки и листья сирени, а для Курземе это очень характерно. Чай из сирени помогает от кашля. Думаю, молодежи очень пригодились бы такие тетради с традициями.  

Каков среднестатистический рижский огородник?

Иева Витола: Есть люди пенсионного возраста, для которых урожай служит дополнением к повседневному рациону, и молодые огородники, которые трудятся ради удовольствия, движимые энтузиазмом. Они начинали просто с увлечения, но понемногу осваивали знания. В начале тетради собраны опыт и рассказы начинающих огородников – об экспериментах и вызовах. Вроде бы эти молодые более прогрессивны, но в то же время ошибаются и учатся у более опытных соседей. Например, один из наших собеседников, Мартиньш, сначала брал идеи из журналов, но потом заметил, что у соседки щавель растет лучше. Они начали разговаривать и пришли к выводу, что и ему нужен компост. Кроме того, нужно выращивать разнообразный ассортимент растений.

Сигне Пуцена: И все в один голос заверяют – в овощах с собственных огородов точно нет химии, которая используется в промышленном производстве продуктов питания.

Разве что воздух в столице не самый чистый...

Сигне Пуцена: Как показали исследования, мед от городских пчел не очень загрязненный, и он даже лучше, чем если ульи находятся рядом с интенсивным сельским хозяйством, которое просто убивает насекомых. Вообще, было бы интересно провести после „Сада Свободы” химические анализы...

Почему вы выбрали для „Сада Свободы” и проекта изучения огородов именно рынок?

Сигне Пуцена: Рынок – это социальная среда, куда самые разные люди приходят по разным причинам. Такие проекты должны быть по возможности ближе к людям. Если поместить их в классическую художественную или артистическую среду, они не достигнут той аудитории, которой адресованы.

Иева Витола: Люди уже и сейчас проходят мимо, останавливаются, рассматривают, удивляются... надеюсь, и вдохновляются тоже!

 

Бывает, что людям не нравится работать в огороде, потому что в детстве родители заставляли это делать. А какие у вас воспоминания?

Иева Витола: Эта неприязнь обычно длится лет до тридцати, а потом уже самому хочется „покопаться” в земле и вырастить что-то свое. Если есть возможность устроить собственную клумбу и копаться в грядке, цитрамон от головной боли не нужен! [смеется – ред.]

Сигне Пуцена: Да, бывает так, что нужно „вонзить ногти в землю”, чтобы в душе наступил мир. Особенно я чувствую это весной, когда накопился зимний стресс. Я просто не могу дождаться, когда уже можно будет что-нибудь сажать! А что касается детских воспоминаний, то у нашей семьи были довольно большие угодья, и так мы немножко подправляли семейный бюджет. Детство я провела в Скрунде, где был военный городок. Мы сами говорили, что „снабжаем русских луком”. [смеется – ред.]

Иева Витола: Вы выращивали лук? Я не знала об этом!

Сигне Пуцена: Было много грядок. Я тогда думала, что много. И весной, когда лук сажали, казалось, что от монотонного втыкания луковиц в землю протирается кожа на пальцах. Потом лук приходилось полоть, и, конечно же, в самые чудесные летние вечера, когда местные подростки собирались на вечеринки. Полкласса помогало мне с прополкой, чтобы потом мы могли вместе пойти гулять [смеется – ред.]

Это, видимо, достаточный опыт, чтобы давать советы по выращиванию лука.

Сигне Пуцена: Да, я могу выращивать лук, картошку, хрен и клубнику. [смеется – ред.]

Сейчас в выставочном зале „Arsenāls” работает выставка „Поля”, отдельные объекты которой моделируют футурологические сценарии выживания в этом мире. Например, питание древесной корой или йогурт из энзимов человеческого организма. В то же самое время вы собираете накопленные знания и опыт по традиционному садоводству, которое сегодня еще остается распространенным занятием, а через несколько поколений может быть уже забыто. Что, по-вашему, может стать ключом к выживанию в будущем – опыт и традиции или же инновационные научные решения, либо все это вместе?

Сигне Пуцена: Художники часто предсказывают будущее, даже не осознавая этого. Бывают идеи, которые рождаются просто шутки ради, а позже осознанно или неосознанно перенимаются научными институтами... такой опыт уже был. А каким будет будущее? Таким, каким мы сами его создадим. Возможен и первый, и второй варианты. В ближайшем будущем спасением может стать огород на фасаде дома, а, возможно, еще через годы...

Иева Витола: Я считаю иначе. Мне кажется, лучше вовремя исследовать традиции, практиковать огородничество и пускать в дело накопленный опыт. Численность населения в мире растет, Латвия в этом смысле более скромная, здесь много свободных полей, которые зарастают травой. На этих полях можно будет применить свои знания и по крайней мере вырастить себе пропитание, если грянет какой-нибудь вселенский кризис.

Напоминаем, что проект „Сад Свободы” входит в тематическую линию „Набор для выживания” программы „Рига-2014”. Вертикальный огород с автоматической системой полива будет размещен около мясного павильона на Видземском рынке всё лето, а урожай с него будет собран в начале сентября, во время ежегодного форума современной культуры „Белая ночь”.  

0 комментарии

Возможность комментировать - только для зарегистрированных пользователей!