„Orlando Furioso”. Мистификация в стиле XVIII века

„Orlando Furioso”. Мистификация в стиле XVIII века
Kaspars Garda, Rīga 2014 . Дирижер, интерпретатор старинной музыки Марис Купчс
Una Griškeviča
07-07-2014 Latviski English A+ A-
Так высказался о включенной в программу фестиваля старинной музыки опере Антонио Вивальди „Неистовый Орландо” („Orlando Furioso”) дирижер Марис Купчс, который увлекается музыкой барокко с десятилетнего возраста. „Мне эта музыка по-прежнему кажется намного интереснее той, которая сочиняется и исполняется в наши дни”, - говорит он, и это одна из причин выбрать для фестиваля жемчужину барочной музыки. Вторая причина — в этом году исполняется девять лет с тех пор, как в Латвии впервые была поставлена опера Вивальди „Оттон на вилле” („Ottone in villa”).

„Если меня спросят, какую из версий оперы мы ставим, ответить будет трудно, потому что Вивальди писал музыку постоянно”, - смеется Марис. Этот венецианец очень любил деньги, а потому считал своей задачей сочинить как можно больше опусов, чтобы заработать. „Поэтому во второй половине жизни Вивальди не публиковал свои манускрипты – к нему можно было съездить и купить за слиток золота любой опус. Вивальди рассчитал, что, издавая свои сочинения, он проиграет”, - рассказал Купчс. Поэтому и у оперы „Orlando Furioso” существует несколько версий, вокруг которых все время происходят какие-то мистификации.  

Некоторое время назад директор ”Latvijas koncerti„ Гунтар Кирсис, по желанию которого мы и готовим постановку этой барочной оперы, наткнулся в прессе на сенсационную новость о то, что найдена новая опера Вивальди. Об этом писали все нью-йоркские газеты, развернулась целая кампания в прессе... На самом деле, ничего такого найдено не было. Правда в том, что в тридцатые годы прошлого века половину рукописей Вивальди купили, в сороковые годы случилось то же самое, а сейчас эти документы собраны вместе, и странным образам нашлась незаконченная опера, автором которой, как выяснилось, был Джовании Альберто Ристори, современник Яна Дисмаса Зелёнки”.

Купчс упоминает и тот факт, что во времена, когда Вивальди уже писал оперы и был известен, он наполовину переделал эту оперу Ристори и выдал ее за свою, „позаимствовал” или, говоря современным языком, сделал „ремикс”.

 

„На самом деле, для этой постановки мы взяли обе редакции ”Orlando Furioso„ Вивальди плюс увертюру из оперы Ристори ”Волшебница„ ( ”La Fata„), написанной кажется, в 1637 году. Так что получился у нас очередной pasticcio, или салат”, - так характеризует дирижер постановку 9 июля. Это будет типичный перформансный стиль XVIII века.

„Первое, что будет в этой постановке – чрезвычайно красивая музыка. С содержанием сложнее, потому что даже в те времена, когда опера создавалась, описанные в ней события ее имели привязки к месту и времени – вроде бы это и рыцари короля Артура, но действие происходит не в реальном времени, а на волшебном острове, где лежит прах Мерлина... Так что всё это сказка!”

Это объясняет, почему создатели постановки не „впадали в реализм” и не пытались воссоздать стиль постановок эпохи Вивальди. „Там символ на символе, причем все они означают разное, поэтому мы с режиссером Лаурой Грозой-Кибере сделали постановку, понятную современному человеку. От этого ничего сильно не изменится, потому что в спектакле достаточно современных символов. Это будет рассказ о том, кто с кем, почему у некоторых кое-что не получается, почему сердится Орландо. Ну, примерно так”. Между прочим, сюжет будет более напряженным из-за того, что в опере не звучат характерные для той эпохи речитативы, и, конечно, благодаря режиссуре Лауры Грозы-Кибере. „Сюжет вроде бы серьезный, но с улыбкой, с пикантными намеками”, - поясняет Купчс.

На фоне того, что многие известные композиторы были так или иначе связаны с Ригой, возникает вопрос – а Вивальди бывал здесь когда-нибудь?

„О нем ничего не известно, а вот Ристори связан с Ригой косвенно - - он был первым итальянским композитором, чья опера в 30-е годы XVIII века, в правление Анны Иоанновны и при поддержке герцога Бирона, была поставлена в Петербурге. Это точно произошло с ведома Бирона, потому что тогда при российском дворе ничего не делалось без его ведома. Так в Петербурге появилась итальянская опера, а немного позже там играл Фейхтнер, связь которого с Ригой уже не отрицается”.

Рассказывая о постановке „Orlando Furioso”, режиссер не забывает упомянуть и о солистах. „Если бы к исполнителю роли Орландо, контртенору Сергею Егерсу, прицепили бы счетчик нот, то количество нот, выбрасываемых в одну ”квадратную секунду„, было бы фантастическим”, - улыбается Марис. По его словам, Сергей, когда соглашался участвовать в этом проекте, „еще не знал, на что он подписывается”. Он будет единственным контртенором, поющим партию Орландо – как правило (и это можно видеть по популярнейшей версии данной оперы, которая доступна, например, на „Spotify”), эту роль исполняют женщины. Однако, по мнению Купчса, с „голосовым материалом” Егерса это возможно. В постановке„Orlando” будет участвовать еще один контртенор, Мортен Гров Франдсен из Дании, который считается очень многообещающим. „Сергей выучил свою партию за два месяца до спектакля, поскольку у него наконец появилась конкуренция”, - улыбается дирижер. Франдсену предсказывают большое будущее, и сейчас он учится в академии Ковент-Гардена в Лондоне, где, работая некоторое время преподавателем, дирижер его и нашел: „Мне показалось очень интересным поставить рядом Монтена и Егерса”. В представлении участвует и третий контртенор, ученик Егерса Рудольф Бацанс, который споет совсем небольшой фрагмент.

Видеосюжет о том, как готовится постановка „Orlando furioso”:

„В этой опере, на удивление, только одна партия сопрано, и я доверил ее обладательнице чудесного голоса Элине Шимкус. Правда, будут два альта – Лаура Грецка в роли Альчины и Ирма Паваре, которая будет женщиной-рыцарем. Мы так и не поняли, зачем в этой опере сарацинка с оруженосцем... Очевидно, в те годы, когда создавалась опера, такие мелочи никого не беспокоили”. Теперь Лауре Грозе-Кибере предстоит решать, одевать ли этого персонажа в юбку или в штаны. Зато в опере звучит прекрасная, истинно итальянская музыка, и в ней нет ни одной легкой роли, уверяет Марис Купчс.  

 

Возвращаясь к своему увлечению музыкой барокко, дирижер отмечает, что оно началось благодаря Моцарту. "В чем кроется очарование барокко? Это все равно что спросить, в чем шарм этого века. Просто жизнь, и всё.

Я чувствую себя в музыке барокко очень свободно, потому что ее не нужно исполнять так, как она была задумана. Это та степень свободы, которая в музыке более нового времени уже не ощущается. Это можно почувствовать в музыке Моцарта, где тебя ничего не ограничивает, кроме хорошего вкуса и способа манипулировать слушателем.

Поэтому те, кто начинает это делать, больше не делают ничего другого", - говорит дирижер. По его мнению, современная музыка – это в основном копирование, имитация, в ней не осталось ничего живого. ”Все говорят о музыкальном языке, но он встречался только в музыке барокко„, - заключает дирижер, приглашая всех на постановку оперы Вивальди 9 июля в ”Spīķeri„, а также на концерты ”Collegium Musicum Riga" в августе, в дни традиционного праздника Риги.  

0 комментарии

Возможность комментировать - только для зарегистрированных пользователей!