Отпечаток искусства на школьных буднях. „Прививка силы”

Отпечаток искусства на школьных буднях. „Прививка силы”
Mārtiņš Otto, Rīga 2014
31-08-2014 Latviski A+ A-
1 сентября, в День знаний, в девяти рижских школах откроются объекты, созданные художниками в рамках проекта „Рига-2014” „Прививка силы”. В саду Рижской средней школы культуры объект под названием „Лабиринт” откроют участники первых и двенадцатых классов, которые пройдут через него вместо традиционного шествия вокруг школы. Автор „Лабиринта”, художница Изолде Цесниеце, взяла за основу для своей работы отпечаток человеческого пальца.

Изолде Цесниеце преподает в этой школе изобразительное искусство. „Лабиринт” – это квинтэссенция ее опыта за четыре года, „объект не только для ног, но и для головы”. Он сооружен из 3000 деревянных колышков, которые к открытию будут покрашены в ярко-оранжевый цвет.

„В основе проекта лежит мысль о том, что школьные годы – как лабиринт, из которого не так легко выбраться. В этот лабиринт входят дети, которые потом становятся подростками, а позже молодыми людьми. Все эти изменения вместе со сложными, многообразными отношениями и учебным процессом – это, действительно, многолетний путь, который нужно выбрать правильно”. Школе и учебе ребенок и подросток посвящает большую часть своего дня. Этот период жизни накладывает свой отпечаток на формирование личности. Однако и школьники, сами того не осознавая, оставляют свой отпечаток на школе. Облик школы – это в значительной мере влияние учеников, рассказывает Изольда об идейном содержании своего произведения.

Основная цель проекта „Прививка силы” в том, чтобы искусство оставалось в школах. Оно должно не только сделать обстановку более эстетичной, но и сблизить школьников и современное искусство.

В школах работали такие известные художники, как Леонард Лагановскис, Раса Янсоне, Инга Брувере, одна из авторов идеи проекта, а также художники из Эстонии, Литвы, Германии, Дании и Польши.  

„Школы у нас такие, какие есть. В основном они выглядят как больницы. И хорошо, если школьные стены украшает хоть какое-нибудь произведение искусства”, - признает Изольда Цесниеце. Она показывает работы детей, которые регулярно выставляются в коридорах Школы культуры. „Преимущество нашей школы – это сад во дворе, поэтому я решила сделать уличный объект. Утром, когда не надо спешить на уроки, или во второй половине дня лабиринт можно пройти. Оранжевый цвет будет выделять отпечаток пальца, чтобы он был заметнее в серые осенние и бесснежные зимние дни”.

„Есть пять-семь способов пройти лабиринт, и школьники, смотря в окна, могут прикидывать, как идти по нему в следующий раз. Это не отпечаток конкретного пальца, а комбинированный проект. Как и во всяком искусстве, в нем присутствует элемент обмана [улыбается– ред.]. Для начала, объект должен был вписаться в продолговатую площадку, а настоящий отпечаток пальца не имеет овальной формы. Во-вторых, лабиринт должен быть достаточно сложным, чтобы его интересно было проходить”.

Художница не опасается, что школьники будут воспринимать объект просто как аттракцион возле школы: „А почему бы и нет? Это не запрещено. Искусство может выполнять самые разные функции".

Четыре года назад, начиная работать в школе, Изолде Цесниеце была поражена, насколько далеки современные подростки от искусства.

„Сама я росла, работала и жила в творческой среде. Я предполагала, что школьники по крайней мере интуитивно должны понимать, что это такое. Меня удивило, что многие не бывали ни на выставках современного искусства, ни на каких других. Наверное, я не должна была удивляться, ведь среда, в которой мы живем, очень широка и многообразна”.

„Однако, и это факт, некоторые десятиклассники употребляли слово gleznieks вместо gleznotājs [художник, живописец - ред.], а это уже о многом говорит. В средней школе учатся очень разные подростки, из разных семей, и часто бывает так, что слово ”художник„ в повседневном общении вообще не используется”.  

Началась целенаправленная работа над посещением выставок, и, по признанию Изолде Цесниеце, ничего не получилось бы без заинтересованности других учителей и самих учеников. Так появился еще один связанный со школой проект, представленный сейчас в Офисной галерее Центра современного искусства. Выставка „ДНК-портрет истории нового искусства Латвии” – это сборник суждений учеников Школы культуры о современном искусстве. После похода на выставку детям было дано задание написать рецензию. На зеленых листах написаны положительные отзывы, на желтых – неуверенные, на красных – отрицательные, на синих — нейтральные. Эти проекты в известной мере связаны между собой, отмечает Цесниеце.

Одной из выставок, которую оценивали ученики, была выставка финалистов награды им. Пурвитиса [16.02.–14.04.2013, выставочный зал ЛНХМ „Arsenāls” – ред.]. Это была разноплановая выставка, где каждый мог найти что-то привлекательное для себя. Ученики писали рецензии также на произведения с выставок „Чтобы случай стал событием” [20.09.–27.10.2013, „Rīgas Mākslas telpa”– ред.] и „Grafika-S” [25.01.–06.03.2014, „Rīgas Mākslas telpa” – ред.] .

„Так мы ”втягивали„ молодежь в искусство, чтобы они встретились, чтобы не выросло поколение неучей. Так не бывает, чтобы в 18 лет человек внезапно начал понимать современное искусство. Поэтому проект, ”приводящий„ искусство в школу для того, чтобы оно использовалось, очень важен”, - считает художница и учительница.

„Суждения школьников об искусстве были полны курьезов. Я хотела, чтобы они просто пробовали формулировать собственное мнение. Им не приходилось делать этого раньше – объяснять, почему что-либо нравится или не нравится. Это больше на интуитивном уровне, особенно у подростков и молодежи. Чтобы немного облегчить им эту работу и снять искусство с пьедестала, я упрощала задачу. Вопросы были такие: что из увиденного хотелось бы иметь в своей коллекции, в комнате на стене? И второй – может быть, есть произведения, которые нравятся, но видеть их в своем доме все же не хотелось бы? И, в завершение,  – что и почему из увиденного не нравится?”

„В основном, школьникам не нравилось то, чего они не понимали. Это отпугивало их и воспринималось как нечто гнетущее. Недоумение вызывало и слишком простое – это не искусство, я тоже так могу, говорили дети”.

„Такие суждения я слышала и в 80-е годы, например, о творчестве Айи Зарини, это бессмертные фразы [смеется – ред.]. Однако на любой выставке школьники находят и то, что нравится. И это заставляет думать, что современное искусство не является чем-то чуждым, рассчитанным только на высокообразованную элиту. Не исключаю, что через несколько лет один из этих школьников действительно захочет что-нибудь купить. Уже была одиннадцатиклассница, которая спросила, где можно купить рисунки Харийса Брантса. Брантс очень нравится молодежи”.  

Интересные замечания были и по работе Андриса Бриеже „Kāju šūpotājs” („Качающий ногами”). Ученикам произведение понравилось, но иметь его у себя дома никто не хотел, чтобы „не дергаться по ночам”. „Земельные работы” Андриса Эглитиса понравились почти всем; нашлись и такие, кто хотел бы иметь скульптуру, сделанную из земли, в своем жилище.

„Присутствие искусства в школе может изменить воззрения и за три старших класса”, - уверена Цесниеце. Она вспоминает, как показывала в 12-ом классе работы голландского кинетического скульптора Тео Янсена. Янсен создает объемные, сложные конструкции, которые сами шагают по берегу моря. Уже по лицам парней можно было видеть, как менялось их отношение к искусству.

„Оказалось, что представление о художнике как о легкомысленном человеке, который ждет, когда его посетит вдохновение, чтобы нарисовать картину, весьма устарело”.

Оказалось, что художники могут неплохо знать физику и другие точные науки, и в наши дни это происходит все чаще, в том числе и у нас. Например, „Café Europa” в Центре новой медиакультуры „RIXC”, выставка „Поля”...

Положительно и то, что одному и тому же подростку могут нравиться совсем разные художники. Чем более многообразное искусство молодые люди способны принять, тем более открытыми и толерантными они будут к тому, что принять пока не готовы.  

0 комментарии

Возможность комментировать - только для зарегистрированных пользователей!