Кошки - это кошки. Датский режиссер Йон Банг Карлсен

Кошки - это кошки. Датский режиссер Йон Банг Карлсен
Дита Малиновска . Йон Банг Карлсен и кошки
Kaspars Zaviļeiskis
01-09-2014 Latviski A+ A-
Йон Банг Карлсен - известный датский кинематографист, автор множества документальных фильмов, пробовавший себя и в художественном кино, на телевидении, в прозе и поэзии. Он является также одним из авторов фильма „За дорогами и рекой”, снятого в рамках проекта „Риги-2014” „Force Majeure. Riga”. Созданная Карлсеном часть фильма называется „Кошки в Риге”. Почему именно кошки, метафора ли это и что за ней стоит, как Карлсен воспринимает свою работу в документальном жанре - всё это мы попытались выяснить в небольшом виртуальном интервью с режиссёром.

Думай сам!

Карлсену, без сомнения, принадлежит самая своеобразная часть в фильме. При всем различии взглядов на Ригу и ее микрорайоны, во всех остальных разделах главные роли отведены все же людям, а Карлсен снимал Ригу... с точки зрения кота. 

В его эпизоде увековечено празднование 9 мая, а позже - игры кошки с живой мышью, что создает впечатление недвусмысленной метафоры. Сам автор разъяснять ее не пожелал и ответил уклончиво: „Мне просто нравятся кошки, и мне хотелось посмотреть на мир глазами не-человека. Никакая это не метафора, кошки - это кошки. Которые едят мышей и в тот вечер, когда русские в Риге празднуют Победу”.

Политический аспект развивается и дальше, в эпизодах с котами в Рижской думе, однако и в этом случае Карлсен упрямо настаивает, что „Кошки в Риге” - это просто о кошках в Риге. Такой ответ не удивляет, если знать о провокационном характере его фильмов и творческого самовыражения вообще. Карлсен всегда был представителем альтернативного крыла в искусстве и заставлял зрителя, потребителя думать самостоятельно, не вдаваясь ни в какие объяснения. Так сказать, интерпретируйте подтекст сами, это не мое дело. „То, что люди считывают с экрана, зависит от того, чем были в тот момент заняты их умы”. 

 

Упорядоченные фрагменты реальности

В официальных интервью о фильме Карлсен утверждал: „Когда я распределяю во времени свои картинки реальности, они не имеют ничего общего с правдой. Это очень личностное видение мира, и я надеюсь, что оно пригодится другим в их диалоге с жизнью”. 

Ничего удивительного, что его эпизод в фильме резко отличается от остальных. Я спросил у режиссера, всегда ли он старается работать нестандартно, и получил утвердительный ответ: „Да, я действительно обычно так работаю. Я пытаюсь упорядочить реальность перед объективом таким образом, чтобы открыть ”глаз" камеры на то, что вижу, оставаясь при этом самим собой. Мы все так делаем.   

Документальному кино не обязательно быть правдивым, но в нем, по крайней мере, должна присутствовать честность".

О честном подходе к работе свидетельствует рассказ Йона о том, как он готовился к съемкам в Риге: "У меня дома живут два кота, и я долго изучал их привычки. Рижские фрагменты фильма я снимал потому, что меня подвели к этому сами коты”. 

Кошка как менеджер локации! Это признание говорит о том, что Йон не утратил своей способности „шалить” в кино, даже документальном. „Слава Богу, мой оператор Валдис (Целминьш – ред.) - очень терпеливый человек, - продолжает Йон. - Потому что, в отличие от многих других существ, кошкам не нравится, когда ими командуют. Но, как я уже отмечал, стиль, использованный мной для этого фильма, именно тот, в каком я обычно упорядочиваю выбранные фрагменты реальности, которые затем обрабатываю по своему усмотрению. Как делает это всякий режиссер”.  

Ничего никогда не заканчивается

И без того богатый жизненный опыт Карлсена подкрепляет тот факт, что он прожил несколько лет в Южной Африке. „Ты всегда впитываешь культуры и пейзажи, в которых тебе довелось жить”, - отмечает он, однако на вопрос о том, повлияло ли это радикально на его режиссерскую работу, отвечает скорее отрицательно. „Мой стиль с течением времени меняется, в первую очередь, потому, что сам я меняюсь с возрастом”. „Даже бестолковый датчанин подвержен переменам”, - добавляет режиссер в свойственной ему ироничной манере. 

На престижном Лейпцигском фестивале документальных фильмов Карлсену, которому вот-вот исполнится 64 года, была посвящена ретроспектива. Карлсен и сам готовит своего рода отчет о своем творчестве. „Я снял почти 50 фильмов в разных жанрах, сам писал сценарии, несколько раз и снимал сам. Поэтому мой следующий фильм „Nothing Ever Ends” („Ничего никогда не заканчивается” – ред.) состоит, по большей части, из кадров моих прежних фильмов”.

„Я рассматриваю все мои фильмы в целом как один, который рассказывает о том,  как индивид, в данном случае я, пытается видеть ту жизнь, которая его окружает”. 

По словам Карлсена, интересно, что материал разных фильмов действительно сочетается между собой настолько, как будто так и было задумано. „Мы, документалисты, - не журналисты, перескакивающие из одного мира в другой. Мы - скорее садовники, всегда возделывающие свой клочок земли... Но, разумеется, мы сажаем новые растения, чтобы обогащать свой сад. Как те кошки в Риге”. 

Мы заканчиваем разговор небольшим обзором ближайших планов режиссёра „После "Nothing Ever Ends", я надеюсь снять в Южной Африке художественный фильм "I’m a Man" ("Я мужчина" – ред.) и издать книгу "How to Invent Reality" ("Как изобретать реальность" – рeд.) - о том, как я упорядочиваю фрагменты реальности, которые использую в своем экранном повествовании”.  

Наверное, книга получится интересной. А пока что приглашаем всех на премьеру нового фильма „Через дороги и реку”, которая состоится 3 сентября в „Splendid Palace”. 

 

0 комментарии

Возможность комментировать - только для зарегистрированных пользователей!