Каспар Гоба: каждый остров заслуживает фильма

Каспар Гоба: каждый остров заслуживает фильма
Mārtiņš Otto, Rīga 2014 . Фотограф и режиссер Каспар Гоба
Una Griškeviča
11-09-2014 Latviski A+ A-
С фотографом и режиссером Каспаром Гобой мы встретились за несколько дней до открытия его выставки „Рижские острова” на территории бывшей фабрики „Большевичка”, и он пригласил нас составить ему компанию в небольшой речной прогулке, чтобы посмотреть на Ригу с непривычного ракурса - палубы прогулочного кораблика. „Этим проектом (выставка и книга, которая создается вместе с Гундегой Репше и увидит свет в ноябре) я ставлю точку в своем изучении Риги и рижан”, - категорично признался Гоба.

Интерес к рижским островам и окраинам возник у Каспара Гобы в те времена, когда его студия располагалась в Риге на углу ул. Лугажу и Ганибу дамбис. „Там рядом старая Петерсала, и я слышал о том, что Вейзакьсалы скоро не станет. Поэтому, хотя я уже не занимался активно фотографией, в свободное время, в обеденный перерыв и по вечерам, я гулял и фотографировал дома и людей на бывших островах. Без каких либо особых намерений, скорее затем, чтобы увековечить места, которые через какое-то время, возможно, перестанут существовать. Планы Рижской думы предусматривали, что здесь будет построен путепровод, и я понимал, что скоро не останется и той малости, которая еще сохраняется от островов”.  

После разговора с куратором тематической линии „Риги-2014” „Путеводная нить” Гундегой Лайвиней Каспар Гоба понял, что проект будет шире, чем планировалось первоначально: „Гундега Лайвиня позвонила писательнице Гундеге Репше, которая выразила желание написать книгу о рижских островах. Меня попросили помочь с иллюстрациями. И это естественным образом срослось - ее желание написать об островах и мое желание их увековечить”.    

Каспар отмечает, что ему, как уроженцу Цесиса, центр Риги никогда не казался уютным местом. Поэтому, работая в Риге, он всегда искал менее напряженные и людные места: „Я помню, как ездил в свое время на Кундзиньсалу, на Вецдаугаву, в Мангальсалу, Болдераю - в места, где еще есть зелень, где встречаются старые рыбацкие дома... Теперь, когда я уехал из Риги (Каспар снова переселился в Цесис - ред.) и появляюсь здесь только затем, чтобы фотографировать острова, я понял, что тогда это было неосознанное желание быть на природе, и именно поэтому я выбирал острова”.

Каспар Гоба уверяет, что островитяне отличаются от жителей „большой Риги”. „Даугавгрива и  Болдерая - это, по сути, отдельные маленькие городки, где все иначе, чем в ”большой Риге„. Эту разницу можно прочувствовать в зависимости от того, насколько глубоко ты в это ”нырнул": различия можно заметить даже в пределах одной улицы”. 

 

Рассказывая о своем проекте, которому посвящено несколько лет, К. Гоба напоминает, что еще в начале прошлого века в Риге было почти сто островов, тогда как в наши дни островами можно называть примерно десять территорий.  

„Все ответвления и рукава реки, напоминавшие кровеносные сосуды,  в результате деятельности порта были просто засыпаны. Однако оставшиеся острова заслуживают того, чтобы на них съездить, поискать старые дома и старожилов, помнящих, как было здесь до того, как острова стали частью большой Риги. Это очень интересно, хотя старожилов осталось немного. Конечно, мне хотелось бы услышать больше ярких рассказов, но что имеем, то имеем”. 

Островитян становится все меньше, порт расширяется, и это нерадостная тенденция. Люди все меньше живут у Даугавы, потому что острова не слишком удобны для жизни. 

На вопрос о самых необычных историях и открытиях Каспар отвечает, что для него такое открытие состоялось раньше, когда он узнал, что на Катринас Дамбис, где сейчас дорога, Даугава подходила к городу очень близко, а засыпано это место было сравнительно недавно, уже после Второй мировой войны. „Одна дама, встреченная мной в том районе, рассказала, что девочкой, идя из школы, возле Андрейосты она бросила в воду дневник, потому что получила двойку. Когда она пришла домой, выяснилось, что дневник всплыл у берега прямо возле ее дома, где его и обнаружила мама...”  

На нынешней территории порта местами сохранились разные артефакты, свидетельства истории: „Правда, когда экономика Латвии полностью придет в себя и начнется ”дави на газ-2„, от этого, скорее всего, не останется уже ничего”. Между прочим, о хозяйственной деятельности на островах определенно можно спорить и что-то улучшить. "Жизненное пространство этих людей сужается, со всех сторон наступает порт с его звуками, угольной пылью... Наверное, жаль, что мы всё измеряем тоннами грузов и единицами переваленных в порту контейнеров. 

Возможно, на той же Кундзиньсале родился талантливый парень, который, окончив биологический факультет, продолжил бы учебу в одном из крупнейших мировых университетов, стал бы доктором наук и изобрел бы лекарство от рака. Но всего этого не произойдет, потому что по ночам он плохо спит, вся семья в постоянном стрессе, и в 18 лет его жизнь повернется совершенно иначе... Живи этот парень в более приятной и приемлемой среде, возможно, вся его судьба была бы другой".   

По словам Каспара, большинство текстов, собранных им и Гундегой Репше во время экспедиции, непременно появятся в книге о рижских островах, и главным акцентом будут рассказы и размышления людей. „При рассмотрении планов развития города мнение людей никогда по-настоящему не учитывалось. Самый наглядный пример - Луцавсала”, - говорит он. Во время своих прогулок по Луцавсале Гоба встретил приятного, интеллигентного пожилого человека, который написал книгу об экзотических видах, произраставших на острове в царские времена - оказывается, благодаря особо мягкому климату там росли даже персики и абрикосы. Автор считает, что при разумном хозяйствовании эти сорта можно выращивать и теперь, и Луцавсала могла бы „подкармливать” Ригу. Здесь могли бы расти экологические сады, потому что почва очень качественная, плодородная.   

Каспару не хочется, чтобы его фотовыставку и книгу называли памятником рижским островам - наверное, это было бы слишком громко сказано: „Любой фотоснимок в меняющейся среде - это памятник. Пирамида не изменится в течение человеческой жизни, если только по ней не стрелять из пушки. Но для любой вещи, которая меняется быстрее, фотография - это элемент памятника”. Помимо текстов и фото, частью книги будет и диск. „Мне кажется,  это еще небывалый в Латвии проект, потому что мы целый год записывали звуки рижских островов.  Звук - это нечто совершенно иное по сравнению с визуальным или текстуальным документальным свидетельством”, - отмечает К. Гоба. 

По мнению Каспара, через много лет людям будет интересно послушать, как звучала Рига-2014: как мимо островов ходили кораблики, кричали птицы, какие звуки издавал тот или иной механизм... „Это всеобъемлющая, очень скрупулезная звукозапись рижских островов. Видеть и слышать - это очень разные вещи”.   

Звуки рижских островов будут слышны и на выставке, которая откроется на бывшей текстильной фабрике „Большевичка”. Место выбрано не случайно - фабрика находится на бывшей Вейзакьсале, возле засыпанного Саркандаугавского канала. „На картах 20-х годов мы увидим, что здесь был полуостров, поэтому место, как мне кажется, тематически очень соответствует выставке”, - убежден Каспар Гоба. Вместе с фотографом Андреем Строкиным он отобрал для выставки двадцать снимков, но откровенно признается, что формат выставки кажется ему не слишком подходящим: „Когда ты делаешь пятидесяти- или семидесятиминутные фильмы, вложить что-то в двадцать фотокадров уже не представляется возможным. Этого я уже не умею, Андрею это удалось лучше. А в книге будет около 200 фотографий”.   

А хотел бы Каспар снять фильм о рижских островах? „Скорее сериал, не фильм, - отвечает он. - Мне кажется, нельзя сделать один фильм обо всех островах. Если ты ”занырнешь„ в эту тему, ты поймешь, что обобщать нельзя. Каждый остров - как маленький город, который заслуживает отдельного фильма”. Кроме того, сам Каспар проектом „Рижские острова” ставит точку в своем исследовании Риги и рижан. „Я приехал жить в Ригу, работал в „Rīgas Laiks”, позже снимал фильмы, и тогда меня интересовала жизнь людей в городе. В какой-то момент я понял, что узнал всё, что хотел, и ставлю точку в своей городской жизни и познании Риги”, - убежденно заявляет он. 

Благодарим Айниса Чаунанса и „Kanāla motorlaivu kompānija” за содействие в написании статьи.

0 комментарии

Возможность комментировать - только для зарегистрированных пользователей!