М. Сирмайс: будет и янтарь, и украшения

М. Сирмайс: будет и янтарь, и украшения
Mārtiņš Otto, Rīga2014 . Дирижер Марис Сирмайс
Una Griškeviča
12-09-2014 Latviski A+ A-
В органном классе Музыкальной академии мощно звучит недавно установленный орган, класс дирижирования тоже занят, поэтому нам с дирижером Марисом Сирмайсом не остается ничего другого, как только говорить о новом проекте „Янтарный путь” в вестибюле академии. „Единственное, что связывало меня с янтарем этим летом – это вид на строящийся в Лиепае концертный зал ”Lielais dzintars„ (”Большой янтарь„) из окна гостиницы, когда я приезжал на репетицию Лиепайского симфонического оркестра”, - смеется дирижер. Лето было настолько насыщено работой, что для проекта „Янтарный путь” приходилось красть часы от заключительного концерта фестиваля духовной музыки.

„Да, это правда, можно провести некие параллели с циклом ”Солнечные песни мира„, с которым я работал, когда руководил молодежным хором «Kamēr...»”, - говорит М. Сирмайс, начиная рассказ о новом проекте. Этот цикл продемонстрировал ему, как дирижеру, насколько резонансным в мире может быть подобный проект. „Для меня стало неожиданностью то, что, куда бы ты не поехал, все об этом проекте слышали, и чуть ли не каждый второй хор поет то, что исполнял в свое время «Kamēr....»”.

Новый проект, который слушатели смогут оценить 16 сентября в 19 часов в зале Зиедониса Замка света, связан с Ригой как культурной столицей Европы этого года и c янтарем как одним из ведущих мотивов программы.

"Не секрет, что сейчас янтарь можно увидеть везде, начиная с Музея природы и заканчивая различными художественными проявлениями. Его воспевают, обсуждают, описывают.

Но у нас музыкальная среда, и у меня было два замысла. Первый возник три года назад и был очень успешно реализован весной под руководством дирижера Яниса Лиепиньша – это латышские народные песни в аранжировках зарубежных композиторов, проект „Аmber songs”. А вторая идея – цикл песен, созданный поэтами из 12 стран древнего Янтарного пути, и 12 латышскими композиторами. То есть эти поэты не то чтобы выбраны случайно", - рассказывает Марис Сирмайс.

Он не скрывает, что новый проект был нелегким. „Одна из самых больших проблем, реальность, с которой приходится считаться, - это язык современной поэзии, поэтический поток, стилистика, с которой композиторы часто мучаются. Это стихи без рифмы, без классической формы, их язык угловат, ”сучковат„ и не так легко ложится на музыку”. Кроме того, как подчеркнул дирижер, на этот раз латышским композиторам пришлось сочинять музыку к стихам не на родном языке.

„Поэтому мы пытались искать параллели, доверив стихотворение литовского поэта Донатаса Петрошуса Мартиньшу Вилюмсу, который учился в Вильнюсе и сейчас там живет, ему понятен литовский менталитет. Так же было и с греческими стихами – для стихов Ангелики Димули мы выбрали Гундегу Шмите, которая давно живет в Греции и знает нюансы греческой культуры с совершенно иной стороны”. Марис смеется, что в проекте получились и весьма странные дуэты – например, совместная работа венгерского поэта Денеша Крушовски и Раймонда Тигулса.

„Венгерский язык оказался экстремально сложным! Когда в хор приходил переводчик с венгерского или специалист по этому языку, даже под его руководством я не смог повторить ни одного венгерского слова, в которых три гласных следуют один за другим, ”а„ и ”э„... Каждая буква произносилась по-своему, и это было так невероятно трудно! Мы в хоре пытались произносить по одному слову, но и так было нелегко”.

Дирижер добавляет, что так же тяжело было и композитору, и они стали думать, как выйти из этой ситуации. „У нас в хоре есть девушка Инесе, чудесное сопрано, которая вытянет эту песню, потому что она единственная поет на венгерском языке, а остальные певцы создают фон”.  

„Или попробуйте написать музыку для турецкого языка со всеми его многочисленными ”уммм„! Но Янис Айшпурс сделал это”, - говорит дирижер. Компания композиторов получилась очень пестрая, начиная с Эрика Эшенвалдса, который весь свой творческий век работал с хорами и изучил это дело до корней, и заканчивая тем же Янисом Айшпурсом. Дирижер вспоминает, что уже работал с Айшпурсом два года назад. Янис долгое время пел в „Kamēr...”, хорошо знает хор и его специфику, поэтому свободен от предрассудков, от академических рамок и пишет, как чувствует.

То же самое говорит Марис Сирмайс и о проявлениях янтаря в песнях – это что-то невообразимое! Например, в стихотворении турецкого поэта Эфе Дуяна янтарь упоминается только однажды.

Турецкий автор, архитектор по образованию, описывает в стихотворении очень болезненное расставание с любимой. Он вспоминает время, проведенное вместе, и янтарный мундштук, которым она пользовалась...

„При создании этого цикла одним из незабываемых впечатлений стала работа вместе с композитором Юрисом Аболсом, который до сих пор больше сотрудничал с хором Латвийского радио. Но, если меня попросят описать наше сотрудничество, я скажу: Юрис – это космос!”- снова смеется Сирмайс.

„Общение между нами происходило так: если я говорю на репетиции ”Юрис, подозреваю, что в партитуре ошибка, не должен ли быть в этом месте си бемоль?„ он отвечает – нет, нет, в этом месте надо просто очень громко петь!”

Марис напоминает, что Юрис писал музыку на стихотворение черногорской поэтессы, в котором звучит сербский язык, французский язык, латышский, английский, а поверх всего – впечатления Гагарина, поднявшегося в космос и смотрящего оттуда на луну. „Ну полный аут! Юрис написал музыку для трех хоров, и ее можно было записать, а теперь нужно думать, как мы сделаем это на концерте. Честно сказать, композиция Юриса Аболса – это тоже полный космос, и, прослушав ее еще раз после монтажа в студии, ты ощущаешь себя в другой атмосфере. И при этом музыка очень красивая”, - говорит дирижер.

Правда, из-за занятости Марису не удалось этим летом побывать ни на одной из янтарных выставок. "Я слышал, что где открыто. Но год был таким ненормально насыщенным...

У меня было ровно два выходных на Лиго, а в жаркие недели, когда люди торопились после работы на взморье или на природу, мы ставили в Таллинне „Мессу” Бернстайна, что одновременно стало моим дебютом за дирижерским пультом Эстонского национального оркестра. Потом началась хоровая олимпиада, фестиваль духовной музыки, мы несколько раз выезжали вместе с хором, в том числе на открытие нового концертного зала в Щецине...."

Этот концерт в Щецине доставил большое удовлетворение, ведь в присутствии всего правительства Польши на сцену поднялся не польский, а латвийский хор. И это заставило в очередной раз задуматься о том, когда же и в Риге появится акустический концертный зал, признается М. Сирмайс. Что не мешает радоваться за региональные концертные залы, абсолютным лидером среди которых является резекненский GORS. „Радостно и то, что новый концертный зал будет в Лиепае. Мне очень хотелось бы, чтобы там появился еще один отличный акустический концертный зал, который служит именно музыке”.

Возвращаясь к „Янтарному пути”, Сирмайс отмечает, что новый песенный цикл уже записан на диск и будет доступен посетителям концерта. Он полагает, что среди двенадцати песен цикла будут несколько очень красивых, удачных и ценных. „Иными словами, будут и такие кусочки янтаря, которые в Лиепае вымывает на берег бурями, но будут и отшлифованные до уровня украшений”, - заключает дирижер.     

0 комментарии

Возможность комментировать - только для зарегистрированных пользователей!