Восстать, как феникс из пепла. Рассказ о церкви Св. Петра

Восстать, как феникс из пепла. Рассказ о церкви Св. Петра
Mārtiņš Otto, Rīga 2014
Una Griškeviča
02-11-2014 Latviski A+ A-
Церковь Св. Петра, одна из доминант силуэта Риги, восстановленная после разрушительного пожара подобно фениксу, восставшему из пепла, в год культурной столицы Европы стала местом проведения нескольких программных выставок и концертов. Здесь звучали „Страсти по Матфею” Баха, а с 11 ноября откроется выставка „Необычные кружева”. О том, какие исторические тайны хранят эти древние стены (годом основания церкви считается 1209-й), рассказал порталу „Рига-2014” прекрасный знаток истории этого храма, историк искусства Гунар Арманс.

Седой господин, приветливо встретивший нас в притворе церкви Св. Петра, говорит, что об этой церкви он готов рассказывать хоть целый день. „Перед нами – отреставрированный склеп Синей гвардии, особого полка, который принимал и сопровождал высокопоставленных гостей Риги. Раньше здесь было больше склепов, но сохранился в наземной части и с барочных времен и отреставрирован только этот”, - рассказывает Гунар Арманс.

"Вы наверняка знаете о том, что церковь Св. Петра была разрушена 29 июня 1941 года – по странному совпадению, как раз в день Святого Петра.

Здесь были груды развалин, а вот небольшая ризница с внешней стороны чудом уцелела. Остальные помещения выгорели основательно – погибли витражи, алтари, мраморный амвон и канделябры. Мы хотим все это восстанавливать, чтобы вернуть церкви ее прежнюю, особенную атмосферу".  

Зимой 1941 года и позже Правление памятников, призвав на помощь студентов, нумеровало найденные в руинах детали интерьера и передавало их музею истории города, нынешнем у Музею истории Риги и мореходства. „Сейчас мы обнаруживаем в его хранилищах десятки фрагментов подсвечников, пытаемся их расшифровать и собрать из деталей малые подсвечники как ”братьев„ для грандиозного трехметрового канделябра, отлитого в Риге в 1596 году”. Этот канделябр после отъезда немецкой общины из Риги в 1939 году осел в Польше и стоял в церкви неподалеку от Познани, о чем стало известно во времена мэра Альфреда Рубикса. „Поляки хотели изготовить для нас копию, но в новейшие времена в Рундальском дворце была найдена фантастической красоты деревянная деталь какого-то польского алтаря. Ее подарили полякам, а в обмен министр культуры Польши на торжественной церемонии передала церкви Св. Петра этот уникальный канделябр, и так он вернулся домой”.

 
Какая именно армия, советская или фашисткая, попала снарядом в башню Петра? По словам Гунара Арманса, в немецкие времена утверждали, что Вецригу и церковь разрушили большевики, в советское время виноватыми считались фашисты. Башня Петра во всех войнах играла роль наблюдательной вышки и желанной цели для противника, пояснил он. Есть и воспоминания немецких артиллеристов о том, как они целили в башню. Но существуют и противоположные свидетельства – что органы безопасности стреляли по всем окнам Вецриги, чтобы никто не фотографировал [здесь надо напомнить об уникальной фотографии Вилиса Ридзениекса, на которой все же запечатлена горящая и рушащаяся башня Петра. Сейчас ее оригинал хранится в Музее истории Риги и мореходства, а копия – в самой церкви Петра, вместе с историческим петушком – ред.]. Кроме того, никуда не пускали пожарных – вероятно, где-то здесь находился стратегический пункт советской армии. Есть также увлекательная книга Атиса Фрейнатса „Горит церковь Петра”. Например, только из нее Арманс узнал, что в 1944 году церковь снова горела, и мы можем только догадываться, какие еще реликвии погибли в том пожаре. 
 
Продолжая экскурсию, Гунар Арманс рассказывает, что в свое время возле колонн находилось 30 изготовленных из дерева гербовых эпитафий, которые при отъезде немцев из Латвии в 1939 году „зацепились” в Польше. В 1956 году удалось вернуть 17 гербов, которые отреставрировала Иева Ланцмане, а сейчас реставрационными работами в церковной мастерской занимается Мария Земите. 
 
Нынешний алтарь, украшенный резьбой по дереву, был реконструирован по историческим фотографиям к 800-летию Риги в Рижской ремесленной средней школе. Это была одновременно учебная работа и подарок церкви, ее инициировал искусствовед Ояр Спаритис. Оригинал алтаря изготовил в середине XIX века мастер из Кельна, и его украшала алтарная картина кельнского художника. Кельнский мотив сохранен и в резьбе нынешнего 18-метрового круцификса [скульптурное изображение распятого Христа – ред.].
 
Что касается амвона, то, по словам нашего гида, до войны мраморный амвон церкви Петра, изготовленный в Ливорно по проекту Кристофера Хаберланда, считался самым красивым в Латвии и в Балтии. Нынешний амвон с резьбой по дереву, изготовленный по эскизам автора проекта реставрации церкви Петериса Саулитиса, считается временным. Здесь же на одной из колонн находится мемориальная плита в честь композитора Иоганна Готфрида Миттеля. „Его называют последним учеником Баха, а еще Миттель долгие годы был органистом в церкви Св. Петра”, - рассказывает Гунар Арманс. Сейчас органный балкон церкви пустует, но наш собеседник уверен, что мы доживем до момента, когда орган там появится и зазвучит – баронесса фон Засс собирает в Латвии и Германии пожертвования на его восстановление. Специалисты спорят, устанавливать ли в церкви барочный или более универсальный „романтический” орган. 

Гид обращает наше внимание на историческую статую Роланда и множество сохранившихся фрагментов довоенной истории Риги. „Я уже отмечал, что церковь Петра была своеобразным приютом, куда Правление памятников, население и студенты несли уцелевшие детали домов в надежде, что когда-нибудь это пригодится. Так и произошло!” Номера постепенно расшифровывают, и это помогло восстановить, например, герб на фронтоне Ратуши и копию статуи Роланда, которая украшает сейчас Ратушную площадь. „Статую Роланда сняли с постамента уже после войны, разломав ей голову, как и скульптуре над центральным порталом церкви – ведь это была „плохая” немецкая культура, которую в советские времена следовало уничтожать. Мне очень больно, что у этой статуи, которую долгие годы считали статуей Св. Петра, все еще нет головы. На фотографиях первой половины 50-х голова еще есть, но, когда с постамента сваливали Роланда, голову отломали и этой фигуре”. Г. Арманс припоминает, что в восстановлении множества фрагментов церкви на основании исторических фотографий очень помогла эстонский реставратор Мария Эхелайд, работавшая здесь до конца жизни. „Я всю жизнь любил работать с историческими фотографиями, благодаря которым часто удается вернуть фрагменты зданий на исконные места и в Вецриге, и в других частях города”.  

Проходя дальше по боковому нефу церкви, мы видим стеклянные двери там, где раньше была Невестина капелла, а теперь расположена администрация церкви и на верхнем этаже – мастерские реставратора Марии Земите, в которых она работает над очередной гербовой эпитафией. „Работы ей хватит еще на многие годы, потому что как раз перед прошлогодним пожаром в Рижском замке я нашел там еще две неотреставрированные эпитафии из церкви Петра”. Рядом, в уголке, до Реформации находился алтарь Св. Марии, алтарную картину для которого богатый рижский домовладелец заказал Альбрехту Дюреру. Данный факт упомянут в двух источниках, а в 1524 году сторонники Реформации, в которой Рига была одним из пионеров, уничтожили икону. „Они, как и мы, разрушали памятники, так что ничто не ново в этом мире”, - комментирует Гунар Арманс.

Алтарную картину Дюрера пытались утопить в Даугаве в рамках борьбы с ведьмами, но она не тонула, и ее пришлось сжечь. Судя по источникам, творение Дюрера сжигали примерно в том месте, где сейчас расположен сад Латвийской художественной академии.

Показывая вмурованные в пол храма могильные плиты, наш гид рассказывает, что после пожара и перестройки опорные столбы стали неустойчивыми. В первые послевоенные годы под башней планировали устроить кафе и кинозал, но позже признали, что под башней никаких пустот быть не должно, и этот подвал засыпали песком и забетонировали. В первые годы после реставрации еще можно было спуститься по винтовой лестнице и осмотреть каплицы изнутри, но теперь эта часть церкви закрыта, и посетители могут увидеть только несколько могильных плит в стене и в полу. Здесь похоронен и Андреас Кнопкен, один из зачинателей движения Реформации в Риге. 

„Здесь когда-то были грандиозные витражи XIX века - ”Иисус на кресте„, ”Иисус обращается к Петру в море„, ”Мария с младенцем Иисусом и волхвами„. У каждого был свой спонсор, причем сохранились как металлические части витражей, так и изображения, так что мы и их надеемся когда-нибудь увидеть вновь, как и орган”, - говорит наш гид. Он напоминает также, что здесь, за дверью, находится ризница, которую чудом пощадили все пожары. Не сгорела она и в июне 1941-го, и четыре фигурных витража в двух окнах (фигуры апостолов) остались нетронутыми. Они изготовлены в известной рижской мастерской Тодде, как и витражи Старой Гетрудинской церкви. Что касается огромной скульптуры Иисуса, которая стоит за алтарем, то ее посвятил церкви скульптор Игорь Васильев-Пенерджи (1940-1997) в те годы, когда алтаря еще не было.

Гунар Арманс периодически отмечает, что нельзя не упомянуть о людях, участвовавших в реставрации церкви. Все они названы в книге Андрея Холцманиса „Возрождение церкви Петра” („Pētera baznīcas atdzimšana”, R.: Avots, 1994).

Он рассказывает еще об одном интересном историческом факте. 21 августа 1970 года, когда башня была еще голой конструкцией из дерева и металла, руководитель проекта реставрации Петерис Саулитис с портфелем, в котором были бутылка шампанского и бокал, забрался верхом на петушка (он был обязан это сделать, соблюдая традицию, основанную его предшественниками), выпил шампанское и бросил бокал на землю. Осколки бокала не найдены, но Гунар Арманс надеется, что история когда-нибудь выяснит и их судьбу.

На вопрос, как удалось добиться реставрации церкви в советские годы, наш гид отвечает, что деньги поступали из Москвы, и накануне Олимпиады-80, когда памятники культуры ускоренно реставрировались для иностранных гостей, – довольно щедро. В 1973 году, когда башня была обшита, Ояр Вациетис написал „Оду петушку церкви Петра”, а Угис Праулиньш - музыку. В честь восстановления церкви была подготовлена специальная культурная программа, но вмешалась партия, заявив, что это антисоветский выпад – устраивать праздник в честь открытия церкви. Программу запретили, а одного из организаторов реставрации Андрея Холцманиса сместили с должности и не реабилитировали до конца жизни... Однако реставраторы не убоялись указаний партии и все равно отпраздновали открытие башни в этнографическом музее!  

Мы рассмотрели и старого петушка, который пережил пожар 1941 года и пострадал лишь немного, что позволило реставраторам взять его за образец. „Тот петушок, который венчает сейчас шпиль церкви, седьмой по счету, а этот шестой и относится к концу XVII века. Нынешнего в последний раз золотили к 800-летию церкви (а не Риги). Над реставрацией петушка также трудилась Мария Земите, а спуск организовала фирма Эрика Ругенса”.

В этом же помещении находится макет деревянной конструкции башни, а второй, наполовину меньших размеров, стоит в Музее истории Риги и мореходства в зале, посвященном XVII веку. „Там же можно увидеть единственную пережившую пожар гербовую эпитафию из латуни, которую Марии не придется реставрировать”.

В 1876 году макет башни как самая высокая деревянная конструкция в Европе экспонировался на одной из первых международных выставок в Филадельфии.

Гунар Арманс показывает исторические фотографии, на которых видны мраморный амвон, горящая церковь и руины, которые в послевоенные годы хотели взорвать, но саперы сказали, что это причинит такой ущерб окружающей застройке, что лучше не надо. Как отмечает Арманс, благодаря их лени руины и остались не взорванными, и, судя по фотографиям, впереди еще много находок.  

0 комментарии

Возможность комментировать - только для зарегистрированных пользователей!