Как пробудить латышскость? Бирута Озолиня и DJ Monsta

Как пробудить латышскость? Бирута Озолиня и DJ Monsta
Mārtiņš Otto, Rīga 2014 . Бирута Озолиня и DJ Monsta
09-06-2013 A+ A-
Тот факт, что исполнительница на кокле, фолк-музыкант Бирута Озолиня и диджей Monsta (он же Улдис Цирулис) издают дебютный альбом, несколько удивляет, так как на уровне ощущений кажется, что этот гармоничный союз народной музыки и электроники существует уже очень давно и выпустил в свет не один диск. Однако факты неумолимы: в понедельник, 10 июня, после трех лет совместной работы оба музыканта издают дебютный альбом "Солнце сею" ("Sauli sēju").

Оба они сумели усмотреть в фольклоре ту живую нить, которая позволяет развивать традицию, и, не теряя самобытности и аутентичности народного творчества, органично сочетать его с ритмами электронной музыки. 

Включенные в альбом двенадцать народных песен из Курземе и Латгале открывают новые горизонты в аранжировке народной музыки, в которых этническое и электронное начала не подчиняют друг друга, а в тесном взаимодействии взаимно подчеркивают свою уникальность. 
DJ Monsta: Вообще-то идея альбома родилась два года назад, и все это время над ним велась тщательная работа, а само наше сотрудничество длится три года...  
 
Бирута Озолиня: ...а народные песни возникли даже еще раньше (со смехом). 
 
Несколько лет назад вы выступали с концертной программой „Бесконечный кусочек жизни”  („Nebeidzams gabaliņš dzīves”). Продолжает ли ваш новый альбом эту программу, но уже в формате записи? 
 
DJ Monsta: Нет, на сей раз это нечто совсем иное. Мы и в процессе создания альбома не думали связывать его с программой „Бесконечный кусочек жизни”. На сей раз концепция другая, в большей мере подчеркнута сама народная песня. 
 
В прежних своих интервью ты говорил, что встреча с Бирутой пробудила в тебе латышскость.  
 
DJ Monsta: Это больше на уровне ощущений, когда осознаешь принадлежность к земле, на которой живешь. Скорее такое внутреннее состояние. Я начал также больше интересоваться народной музыкой. Мы с Бирутой последнее время довольно часто созваниваемся, говорим о музыке, истории, народных музыкальных инструментах. 
 
Может быть, ты и сам пытался на каком-то из них играть? 
 
DJ Monsta: Да, вчера вечером, вместе с детьми, я играл на кокле. 
 
И каков этот инструмент — кокле? 
 
DJ Monsta: Латышский, очень успокаивающий. У меня в течение дня накапливается довольно много разной работы, и кокле помогает снимать стресс. Такой медитативный процесс.   
 
Бирута Озолиня: Да, и детей быстро утихомиривает...



Бирута Озолиня: Если говорить о стиле, то у Лаймы сейчас тот период, когда темперамент рвется наружу через все „швы”. И это прекрасно, что она может таким образом выражать свою сущность. Но при этом она не однообразна — есть и хрупкие, тонкие струны. 

Вообще кокле бывают разными, в зависимости от мастера, изготовившего их. В Латвии есть две большие группы кокле: латгальские и курземские.  
Они различаются по устройству. У латгальского кокле больше корпус, удлиненное „крыло”, что придает ему более густое, глухое звучание. Курземское кокле компактное, даже миниатюрное. Мое первое кокле изготовил ныне покойный мастер Донат Вуцинс, а теперь уже больше года у меня инструмент, изготовленный Эдуардом Клинтс, совсем новый. 
 
А меняется ли у кокле звук „с возрастом”? 
 
Бирута Озолиня: Звук кокле довольно сильно зависит от человека, который им пользуется, и от того, насколько долго пользуется. Я сама чувствую - если давно не играла, инструмент перестает „отвечать” мне. С инструментом нужно дружить, бренчать на нем... Это какая-то мистика.

Почему вообще народная музыка должна осовремениваться, отрываться от корней? 

DJ Monsta: Мы много обсуждали эту тему. С моей точки зрения, в эпоху, когда создавались народные песни, выразительные средства и музыкальные инструменты были такими, какими они были, теперь же инструментов, чтобы выразить наши эмоции, стало намного больше. Да и сама народная песня не дошла в совершенно аутентичном виде от момента своего возникновения в IX или XI веке до наших дней. За столетия она адаптировалась, усовершенствовалась, и мы, со своей стороны, в какой-то мере приспособили ее к нашей эпохе.  
 
Говорит ли тебе когда-нибудь Бирута: стоп, современности уже многовато?  
 
DJ Monsta: Бирута, так было? 
 
Бирута Озолиня: Этот процесс у нас очень хорошо сбалансирован. У нас схожие ощущения, мы без слов понимаем, когда чересчур, и вместе реагируем. 
 
DJ Monsta: Это не самоцель для меня, мы просто создаем для народных песен новую среду. 
 
Какие вы могли бы назвать примеры органичного сплава народной музык и электроники? 
 
DJ Monsta: В Латвии это сложно, а из зарубежных музыкантов я рекомендовал бы группу „Hidden Orchestra”. В группе участвуют два барабанщика, виолончелистка и человек с синтезатором. Получается что-то посередине между джазом, фолком и электроникой. Некоторые темы у них выраженно „шотландские народные”, другие — совершенно джазовые.  
 
Как вы выбираете народные песни для ваших концертов и альбомов?  
 
Бирута Озолиня: У меня есть некий собственный внутренний фильтр, который подсказывает, с чем у меня получится, а с чем нет. Бывает и так, что мне нравится песня, отобран даже материал, который я хотела бы в будущем играть и петь, но что-то „не идет”. 
 
Улдис, а случалось ли, что ты советовал Бируте какую-то песню? 
 
DJ Monsta: Нет, я полностью полагаюсь на нее.
 
Бирута Озолиня: Ничего, ничего (улыбается). Скоро и он запоет и заиграет.

Совсем скоро Лиго, Янов день. Возможно, есть некие особые традиции, которые вы соблюдаете в праздник? 

Бирута Озолиня: Я всегда стараюсь отпраздновать Янов день 21 июня, в день настоящего солнцестояния, до всего этого столпотворения. В прошлом году я отмечала праздник в Турайде, на мероприятии „Māras loks” (общество диевтуров, то есть неоязычников — ред.). Там были тысячи людей, которые не нуждаются в алкоголе, чтобы радоваться, и это доставило мне огромное удовольствие. Они пытались реставрировать элементы язычества, и звучали ненародные песни, что мне несколько чуждо, но само мероприятие понравилось. Я и в этом году попытаюсь побывать в такой атмосфере, где солнцестояние отмечают по-настоящему. Сама, правда, я праздников не веду, мне лучше сливаться с народом.  
 
DJ Monsta: Мне часто случалось в этот праздник и работать, если же нет, то выезжаем с семьей на село, зажигаем костер и в спокойной обстановке встречаем солнце.  
 
Вы считаете, ощутить латышскость можно только в деревне? 
 
Бирута Озолиня: Как правило, я приезжаю в Ригу автобусом, выхожу через туннель навстречу этой чужеродной среде... Мне вообще трудно воспринимать Ригу как единое целое. В моем восприятии, лучшее в ней связано с моими друзьями, с местами, где я училась. В целом же я не назвала бы Ригу латышским городом. 
 
DJ Monsta: Да, я согласен. Рига — город мультикультурный. Есть, конечно же, латышские элементы, отдельные мероприятия. Например, если проводить Янов день в городе, нужно непременно отправиться лиговать на Дзегужкалнс.  
 
Куда еще повезли бы вы своих зарубежных друзей? 
 
DJ Monsta: Ну, наверное, в „Lido”, хоть поесть в латышской атмосфере... 
 
Бирута Озолиня: В Оперу, обязательно. Латвийская национальная опера — место, где сама я чувствую себя очень хорошо. Памятник Свободы, Братское кладбище. Это классические места, но очень дорогие, не утратившие своей индивидуальности.
 
Как вы толкуете понятие „культурная столица Европы”?  
 
DJ Monsta: Это возможность показать то лучшее, что есть у нас, привлечь к себе внимание. Когда Таллинн был культурной столицей Европы, вместе с Ником Готхэмом (оба музыканта сотрудничают в проекте „NiMo”) мы читали лекцию на одном из мероприятий. Эстонцы прекрасно сумели привлечь к себе внимание во всех сферах культуры, причем с абсолютной убежденностью в том, что Эстония — лучшая страна в Балтии. 
 
Бирута Озолиня: Да, на какой-то момент все внимание фокусируется на одной, определенной культурной среде. И это даст возможность нам самим оценить, что хорошо и что плохо. Самим осознать ценность того, что мы имеем, а также понять, чего у нас нет. 
 
В создании альбома „Солнце сею” участвовали: контрабасист Том Пойшс, перкуссионист Микус Чавартс, исполнительница на кокле Лайма Янсоне, виолончелист Янис Паулс, скрипачка Зане Экстерпе-Грунтмане. Звукоинженер Сергей Лалетин, продюсер Улдис Цирулис (DJ Monsta). Запись сделана в замке Ливонского ордена в Вентспилсе и на студии  „Sound Division” в Риге, мастерована на „Soundimensions”, Швейцария. Авторы дизайна альбома — реставратор, художница Агния Озола и художник Янис Бурмейстерс. Издательство „LikeISaid Agency”.
 
Композиция „Kur tu īsi buoleleņi” из альбома „Солнце сею”. 

 




 

0 комментарии

Возможность комментировать - только для зарегистрированных пользователей!