В поисках кода Блауманиса. "Дни портных в Силмачи"

В поисках кода Блауманиса.
Kaspars Garda, Rīga 2014 . С 13 по 22 июня в Национальном театре - марафон "Дней портных в Силмачи"
Una Griškeviča
11-06-2013 A+ A-
Начиная с четверга, 13 июня, в Латвийском национальном театре снова запахнет духовитыми яновыми травами и знаменитыми блинами из "Силмачи", а на сцене закипят нешуточные страсти. Потому что в театре стартует ежегодный марафон "Дней портных в Силмачи", который традиционно завершится общим балом вечером 22 июня.

На одной из репетиций "Дней портных" побывали и журналисты культурного портала "Рига-2014", чтобы заглянуть за кулисы спектакля, а заодно поискать ответ на вопрос, в чем же заключается феномен этой культовой пьесы. 

Где пекутся блинчики для "Силмачи" 
 
Реквизитор Ингуна Рабша, которая ведает знаменитыми блинами из "Силмачи", рассказала, что к каждому спектаклю ей приходится выпекать семнадцать блинчиков. "Посчитайте, сколько это будет всего, если иногда бывает по два представления в день", - говорит Ингуна, приглашая нас в небольшую реквизиторскую за сценой, где каждый вечер пекутся блинчики, которыми Антония потчует Дударса, а Пиндациша ест сама, еще и с собой прихватывая; по блинчику достается и домовым "Силмачи". 
 

"Никакого секретного рецепта блинов из Силмачи у меня нет, а недавно мы открыли для себя производимую в Латвии сухую смесь для блинчиков. Разницы во вкусе нет, но это намного быстрее и экономичнее, чем замешивать тесто из муки, яиц и прочих ингредиентов", - говорит реквизитор, добавляя, что только первые четыре спектакля актеры лакомятся блинчиками охотно. Между прочим, раньше перед каждым спектаклем блинчики пекли хозяйки театрального кафе, но у них и без того хватает работы, поэтому решено оптимизировать процесс, передав блины в ведение реквизиторов. 

Правда, это не единственная задача Ингуны. Она заботится также о том, чтобы все нужные для каждой картины реквизиты – утюг, швейная машинка, венки, табакерка Бебене и прочее - были на месте. Кроме того, перед началом каждого действия нужно переоборудовать сцену, и реквизитору вместе с коллегой приходится делать это за двадцатиминутный антракт. "Носимся, как подорванные", - с улыбкой признает Игнуна.

Домовые и гроза в Янов день 
 
То, что в "Днях портных" придется найти что-то новое, осознавала и режиссер нынешней постановки Индра Рога, взявшись за пьесу четыре года назад. Теперь на вопрос, почему люди каждый год приходят на этот спектакль, она отвечает: "Потому, что Блауманису удалось написать пьесу, которая, вопреки первоначальному провалу и нападкам критиков, вошла в народное сознание и стала гениальным материалом, который непостижимым образом уловил и отразил код латышскости".
 

Индра не скрывает, что при постановке "Дней портных" самым сложным для нее было прочитать пьесу Блауманиса как бы впервые, обращая внимание на ремарки и реплики. ""Дни портных" в латышском театре – это феномен, совершенно уникальный случай, и я пытаюсь смотреть на спектакль именно в этом ракурсе и через традиции Национального театра", - говорит режиссер. 

Поэтому она ввела в свою постановку некоторые новшества: например, на Лиго идет дождь, чего раньше никогда не было. "Мой опыт лигования был в основном связан с дождем, и я спросила себя – а почему в "Днях портных" в Янову ночь никогда не идет дождь? Это, наверное, и есть мое самое яркое нововведение".
 
Второе новшество - это домовые, которые музицируют и шалят на чердаке "Силмачи" и в других помещениях. "Это непосредственно связано с 90-летием Национального театра и "Днями портных", которые почти никогда не сходили со сцены. Поэтому на чердаке, рядом с гробом и осиным гнездом, обитают все те, кто играл Антоний, Дударсов, Иевинь и Пичуксов все эти годы. Им досконально известно, как все это должно происходить, и, комментируя с высоты игру новых актеров, они следят за тем, чтобы все было как следует". 

Индра признает, что постановке "Дней портных" стала для нее серьезным вызовом, однако кто не рискует, тот не пьет шампанского. "Было нелегко, так как приходилось работать в условиях, когда за кулисами полно актеров, которые очень хорошо знают, как все это нужно делать. Но, кажется, мне удалось объединить комическую, фарсовую сторону с лирической струной. Это рассказ о заблудившихся сердцах, когда всем уже давно ясно, кто с кем должен быть, но по непонятной причине всю Янову ночь, на протяжении трех с половиной часов эти сердца ищут, куда бы "прибиться". Блауманис умеет говорить красивые вещи, и, в принципе, он пытается повернуть мир в сторону сердечности и любви, а не рационального рассудка". 

Код любви — тоже 
 
Актер Янис Сканис участвует в "Днях портных" с 1975 года, когда в постановке Альфреда Яунушанса он девятнадцать сезонов играл Йоске. "В постановке Фрейбергса я отыграл восемь сезонов, потом восемь или девять сезонов был Абрамом, а теперь я в хоре из "Дзелзкаи", так что прошел "Дни портных" сверху донизу..." На вопрос, в чем, по его мнению, заключается феномен этого спектакля, артист отвечает не колеблясь – в доброте, которой он пронизан. 

 

"В соприкосновении с природой, в запахе цветов, в простоте людей, в витальности и наивности. И, конечно же, в любви. Блауманис это фантастически закодировал".
 
Янис знает множество людей, которые идут на "Дни портных" каждый год, иногда и по несколько раз. "Думаю, они ищут праздника. Не знаю, как обстоит дело с теми, кто после спектакля отправляется праздновать, но для меня "Днями портных" Янов день заканчивается, настолько спектакль активен и полон жизни... Теперь мне хочется праздновать тихо - у костра, в кругу семьи. И самые трогательные мгновения, когда с утра, в предрассветном тумане, я еду домой, а здесь и там еще горят костры, и всходит солнце...." 
 
Чувство праздника и латышское сумасбродство
 
Актриса Дита Луриня, которой предстоит одиннадцать раз пережить сценические страсти хозяйки "Силмачи" Антонии, уверена, что феномен этого спектакля нужно искать в атмосфере праздника и радости. "И в этом замечательном латышском сумасбродстве, которого, возможно, нам так не хватает в будни". Для самой Диты марафон "Дней портных" – это праздник, хотя потом отмечать Лиго бывает нелегко. "Мне кажется, что и в театр люди идут по этой же причине – искать ощущение праздника, той самой безбашенности", - улыбается актриса. 

В театр – за любовью 

"Мне кажется, что "Дни портных" в Национальном театре играли вечно", - говорит директор театра Ояр Рубенис. С его точки зрения, феномен "Силмачи" следует искать в любви, доброте, Блауманисе и в потребности людей почувствовать дух Янова дня. Хотя директор, в принципе, знает весь текст пьесы наизусть, каждый год он смотрит ее снова и снова,  
 
"Посмотрев "Дни портных", ты напитываешься духом Янова дня. Мне кажется, людям требуется это благодушное настроение. На самом леле, этот код Блауманиса так точен и прост!"
 
Что касается нынешней постановки "Дней портных", то в ней этот код также слегка сексуален, говорит Рубенис, отмечая, что спектакль всегда бывал немного официален, а эта постановка больше ориентирована на романтические, возможно, слегка безрассудные отношения.  

"Я думаю, это просто нужно людям – ощутить нечто такое, чего они не получают в повседневности. Эту магию, эту атмосферу латышскости. То, что после просмотра спектакля им, быть может, самим захочется готовиться к Лиго. Есть и такие, и их много, кто вообще не празднует Янов день и получает все нужные ощущения в театре, отметив Лиго со своими любимыми актерами. Так они обретают любовь, которая струится со сцены и из зрительного зала, в ответ". 

0 комментарии

Возможность комментировать - только для зарегистрированных пользователей!